Збручский идол вне тумана

Лично у меня при чтении этого текста возникают большие сомнения в наличии здесь человеческого жертвоприношения (тем более «первого»), хотя я и являюсь сторонником их наличия в славянском язычестве. При упоминании Польши, ребенка 12-ти лет, меча и коня идут ассоциации фольклорные, эпические точно "ложащиеся" на описанную археологами ситуацию. Речь о группе былин о судьбе сына Ильи Муромца, прижитого русским богатырём от королевы Латынгорской (варианты: баба Латыгорка, Златогорка и т.п.). «Латынгорой» на Руси называли латинские, то есть католические страны, из которых ближайшей к Руси являлась Польша. В воронежском варианте этого сюжета герой говорит прямо: «Матери польки я, отца Ильи Муромца» ((Ф.Селиванов «Былины Воронежской губернии» в сборнике Русский фольклор ХХVII, Спб. 1993, с. 82)).

Ребенка назвали Сокольник (Сколотник, Подсокольник) и он в 12 лет выезжает в поле искать ратных приключений. Во всех многочисленных вариантах былины отмечается молодость героя, достаточночасто указывается егоконкретный возраст и это всегда 12 лет: А родился тут Сокольницёк-наездницёк./А ише от роду Сокольнику двенаццэть лет... ((Григорьев, "Архангельские былины...", том 3, Спб. 2003, с.327)).Мы могли бы «списать» такой возраст героя на художественное преувеличение, если бы не «Поучение Владимира Мономаха», в котором князь и воин в начале 12 века пишет: … трудился я в разъездах и на охотах с тринадцати лет. Сначала я к Ростову пошел сквозь землю вятичей…. Напомним, что в то время пройти сквозь земли воинственных вятичей для русского было геройством, то есть в мемуарах Мономаха документально засвидетельствован успешный боевой выезд тринадцатилетнего ребенка.

Перстни из погребений Барбашинского могильника
Перстни из погребений Барбашинского могильника

Итак, по материалам былины, двенадцатилетний Сокольник на богатырском коне, в полном воинском вооружении едет на Русь из Польши, где вступает в бой с родным отцом Ильей Муромцем. Отец узнает сына по перстню и щадит его, но Сокольник после "братания" вероломно нападает на батьку, и тот: Отрубил у Сокольника буйну голову/...А воткнул где главу да на востро копьё..."Или:"Разрубил где старой да в мелки цереньё, /Разбросал где Сокольника по цисту полю…((Там же, с. 332, 584)). Обратим здесь внимание не только на отрубленную голову, но и на перстень, по которому Сокольник был опознан (нам это пригодиться ниже для опознавания другой персоны). В Средневековой воинской культуре эти предметы - мужские щитковые перстни с родовыми знаками - были широко распространены в Европе и Азии и выполняли функции, которые впоследствии «взяли на себя» именные бляхи, браслеты, погоны.

По обычаю того времени, родственники могли выкупить у победителя голову 12-ти летнего воина, его оружие, коня и разложить все это на западноевропейском капище (несмотря на принятую "латинскую веру" и там «реликты язычества» обнаруживаются до 12-13 веков), а части тела остались в "чистом поле" Киевской Руси. Когда генетическая экспертиза станет проще и дешевле, может быть, к этому конкретному черепу из Польши найдется«полный комплект» в степях Украины.

Археологи отмечают, что городища-святилища Подолии на берегах Збруча, в водах которого был установлен Идол,более других славянских святилищ изобиловали разрозненными останками людей и частями туш животных. На фоне того, что Подолию до последнего времени называли «край вечной войны», «вечное поле битвы», наличие на её капищах большого количества костей говорит не о «кровавых человеческих жертвоприношениях проклятых язычников», а о совестливости, порядочности и набожности местного как языческого, так и христианского населения, собиравших останки погибших в священных местах с проведением соответствующих ритуалов.

Особенно трогателен череп младенца в обрамлении жертвы - ножек теленка,помещённый в хлебную печь для посмертного «выпекания» в мире Богов, находящуюся в урочище с выразительным названием «Бабина долина» у северного подножия горы Звенигород, где в 19 веке стоял идол, изображающий женщину, который разбили и традиционно использовали в фундаменте какой-то постройки ((И.П.Русанова, Б.А.Тимощук, «Языческие святилища …», М. 1993, сс. 49, 77, 95; об обряде «перепекания» младенцев в печи см. здесь)).


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.