Збручский идол вне тумана

В настоящее время такие знаки можно наблюдать только у пожилых хорваток некоторых сёл Боснии, однако в 19 веке там же были отмечены и мужские татуировки, а у арабского путешественника Ибн Фадлана (10 век) мы находим сведения о руссах, разрисованных от ногтей пальцев рук (то есть по тыльной стороне кисти) до шеи.

Мужской щитковый перстень с крестом, аналогичным хорватским тату, белорусским знакам на камнях и раппортам восточнославянских вышивок и ткачества
Мужской щитковый перстень с крестом, аналогичным хорватским тату, белорусским знакам на камнях и раппортам восточнославянских вышивок и ткачества

Но и это ещё не всё! Помимо татуировок,разнообразные крестообразные фигуры мы встречаем на мужских щитковых перстнях, широко распространённых у восточных славян и их соседей как раз в период функционирования языческих святилищ на Збруче.

Из письменных источников известно, что Рюриковичи носили перстни со знаками своего княжеского рода, один из таких перстней найден на городище-святилище Звенигород, на нём изображен знак собственности суздальских Рюриковичей (в 12 веке в Суздале, на месте Ярунова капища был построен монастырь, но, как видим, этот факт не остановил суздальский князя от языческих треб в другом месте).

Древнерусский щитковый перстень с прямым равноконечным крестом и знаком рюриковичей, возможно, имеющих отношение к Подолии
Древнерусский щитковый перстень с прямым равноконечным крестом и знаком рюриковичей, возможно, имеющих отношение к Подолии
Герб Подольской губернии с прямым равноконечным крестом
Герб Подольской губернии с прямым равноконечным крестом

Как мы уже отмечали выше, в былинах о поединке Ильи Муромца со своим сыном старый казак узнаёт детище по «злачёну перстенёчку с именным клеймом»((А.Д.Григорьев «Архангельские былины и исторические песни, том 2, Спб, 2003, № 299,с. 455 и прочие варианты)). То есть перстни с особыми опознавательными знаками были характерны для мужчин-воинов средневековой Руси и их соседей, что подтверждается историческими, археологическими и фольклорными данными.

Эти данные позволяют нам утверждать, что крест на пальце нижней фигуры ЗИ являет собой либо татуировку, либо именной перстень знатного воина. Из двух представленных версий я более склоняюсь к перстню, потому что кисти рук мужской фигуры с нижнего яруса Збручского Идола расположены ладонями к зрителю (большие пальцы рук обращены друг к другу). У нас есть сведения о татуировке (или раскраске) тыльных сторон кистей рук и нет сведений о татуировках ладоней, а кольца и перстни легко поворачивались на пальцах при необходимости, например, когда нужно было спрятать знак на щитке от зрителей или, наоборот, продемонстрировать его.

Судя по тому, что крест изображен на пальце только одной руки фигуры с условного фасада, а на руке фигуры с соседней стороны его нет, делаем вывод о том, что это разные руки, следовательно, на трех сторонах нижнего яруса ЗИ изображены три пары рук двуногого персонажа с тремя головами (или тремя лицами на одной голове). Кто же это? Уж точно не Велес, который не был воином, тем более шестируким, трехликим или трехголовым.

Когда я начинала писать эту работу, то вслед за большинством, была уверена, что в верхнем ярусе ЗИ изображены славянские Боги. Несогласие вызывала только общепринятая трактовка триединой персоны с нижнего яруса как Бога Велеса или иного представителя Нави. Тогда я считала, что это изображение поверженного противника славянских языческих Богов, обладающего тройственностью и знаком креста. Как писал глубоко верующий христианин Д. Хармс «единый бог сидел втроем…». Однако факты копились и складывались в совершенно иную картину. Поскольку я придерживаюсь языческого мировоззрения, мне крайне не хотелось расставаться с этой симпатичной для меня версией. Но, как сказал один из многочисленных гениев- язычников «…Истина дороже». Продолжим поиск.

Трехголовым мыслился, судя по названию, славянский бог Триглав (относительно количества его рук нет данных). В «Летописной повести о побоище на Дону», написанной в 14 веке, ордынцы названы «трехглавыми зверями-сыроядцами» ((О, русская земля! М. 1982, С. 266)). В фольклоре славян встречаются злодеи и демоны Траян, Змей-Горыныч и Шаркань. В восточной Галиции так называют злого человека, волка, бешеную собаку, лесного зверя, змей, гадов и разного рода нечисть - летучих и подземных Змеев, иногда многоголовых. Аналогичный персонаж встречается в фольклоре северной Словакии, южной Польши, Хорватии, Славонии, Венгрии – местах, до которых докатывались волны воинственных кочевников((А. Плотникова Народная мифология в закарпатской Верховине/ Славянский и Балканский фольклор 2011, М. 2011, с.147, 148; М.Валенцова Словацкая мифологическая лексика на общеславянском фоне/Славянское языкознание. XV Международный съезд славистов. М. 2013, С. 198)).

половецкая степь в 11-12 веках
половецкая степь в 11-12 веках
половецкая степь в 11-12 веках
половецкая степь в 11-12 веках

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.