Збручский идол вне тумана (часть 2)

Интересно, что женские фигуры с верхнего яруса ЗИ прижимают к сердцам «источники» изобилия и богатства (рог и драгоценное пряслице), а мужчины демонстрируют жест клятвы «в чистом виде».

Воин
Воин

Знаменательно, что фигура воина, изображена рядом с конём и НЕ держит руку на холодном оружии, висящем на поясе. По мнению Комар и Хамайко это ошибка автора, воин должен сидеть на коне и держать руку на оружии, а раз этого нет, значит каменотес был неумехой: не дотянул воину руку куда следует, не смог изобразить верхового, и «правильную» саблю. Мы же видим на рассматриваемой грани вполне логичную сцену: спешившийся воин не присягает на своём оружии, но дает роту «живота и сердца», и этой сценой автор произведения ясно дает понять:клятва данного воина носит мирный характер, она «звучит» в унисон с клятвами других, «штатских» персон верхнего яруса ЗИ. Автор специально изобразил «просто оружие», как бы его схему, символ, а не какой-то определенный вид вооружения. Перед нами не какой-то конкретный воин, но его обобщенный образ.

Все девять персон ЗИ (+ «душа- малютка»), объединенные общей княжеской шапкой, являют «на все четыре стороны», «всему белому свету», торжественное обещание верности, защиты и ненападения.В 14 веке традиция скреплять шапкой союз продолжилась в Московском княжестве, так шапка Мономаха – символ и реликвия московско-ордынского союза. Однако владетели шапки Мономаха хорошо известны, а на Изваянии из Збруча у неё нет конкретного «хозяина» и это очень символично: шапку можно одеть на любую подходящую голову.

Поскольку Идол найден в Подолии, изготовлен здесь же в 12-13 веках, то речь идёт о верности и защите королевства Галицкая Русь или Галицко-Волынского княжества, которое было одним из самых больших княжеств периода распада Древнерусского государства. В его состав входили галицкие, перемышльские, звенигородские, теребовлянские, волынские, луцкие, белзкие, полесские и холмские земли, а также территории современных Подляшья, Подолья, Закарпатья и Молдавии (Берладь).

То, что эти земли были не просто объединены, но и чётко структурированы в одной системе, говорят следующие факты. Клод Леви-Строс считал, что применение письменности обществом тесно связано с иерархичностью этого общества. А мы знаем, что ни в одной из древнерусских летописей, кроме Галицко-Волынской, невозможно найти такого количества упоминаний о писцах, княжеских канцелярий, архивах, грамотах, завещаниях, купчих и т.п. То есть Галицкая Русь обладала мощным бюрократическим аппаратом, что свидетельствует о структурированности, иерархичности этого объединения. И эта иерархичность отражена на сторонах и ярусах Збручского Идола.

Кроме этого, Галицко-Волынская летопись дает широкую картину событий и соседних земель: Венгрии, Польши, Литвы, других русских княжеств, Орды. Сведения летописи - почти единственный источник, который дает возможность в основном воспроизвести события в Мазовецком княжестве и Литве этого периода. Волынская часть летописи отмечается особенно высокими литературными достоинствами, эмоциональностью и лиризмом изложения. Здесь много внимания уделено развитию культуры на землях Галичины и Волыни. Идейно Галицко-Волынская летопись была направлена на укрепление «вертикали власти» и прославляла русское оружие и Русскую землю. Семантика Идола из Збруча целиком и полностью совпадает с общей идейной направленностью Галицко-Волынской летописи.

Однако, есть и различия: все летописцы делали «упор» на единоличную власть того или иного князя, а ЗИ являет собой скорее идеал «боярской республики» с приглашенным князем, которого можно легко сменить, одев княжескую шапку на подходящую голову. Республики типа Великого Новгорода, которая возникла одновременно с Галицким королевством, и к идеалам которой стремились и очень близко подошли в своем политическом развитии многие древнерусские города с сильным боярством и купечеством, которые достаточно часто меняли князей по своей воле, но не случилось.

Возможен ли в это время на данной территории такой прорыв, такое новаторство и символизм в изобразительном искусстве? Да, об этом говорит общий фон эпохи и конкретные примеры использования символов: Любопытную особенность художественной школы эпохи Мономаха и Мстислава представляют иронические прорисовки на полях: змея (победа над половцами), собака (свары князей), …лев, которого бьют дубиной (поражение Юрия Долгорукого, имевшего в гербе льва), и т.п. Одна из таких прорисовок представляет особый интерес: когда в 1136 году черниговские Ольговичи начали одну из тех кровавых усобиц, по поводу которых говорили тогда: «Почто сами ся губим?»– художник-киевлянин пририсовал на полях глубоко символическую фигуру воина-самоубийцы, вонзающего кинжал себе в грудь. Это был как бы эпиграф к повествованию о распаде Киевской Руси((Б. Рыбаков «Рождение Руси», М. 2004, с. 434)). Изваяние из Збруча было «как бы эпиграфом» к неосуществленной боярской республике Галицкая Русь.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.