Збручский идол вне тумана (часть 2)

История сохранила для нас отношение галичского князя середины 12 века Владимира Володарьевича (отца Ярослава Осмомысла, деда Ефросиньи Ярославны, публично вопившей с городской стены языческий причет по мужу, выросшего на языческих клятвах, к такому крестоцелованию: …киевский князь…прислал в Галич в начале 1153 года своего боярина Петра Бориславича…Посол напомнил князю Владимиру о некоторых его обещаниях, скрепленных обрядом целования креста.Издеваясь над послом, галицкий князь спрашивал: «Что, этот маленький крестик я целовал?» - и …выгнал киевского боярина и его свиту…((Б.Рыбаков «Рождение Руси», М. 2004, с. 335)).

Не будем забывать, что в то время вокруг русских земель била ключом героическая языческая жизнь половцев и балтов (ятвягов, пруссов, голяди, литвы), последние были окончательно крещены только в конце 14 века. А до того, горячие балтийские парни-язычники, то вместе с готами, то с лангобардами, то с вятичами, а то и вполне самостоятельно бороздили просторы Европы от Балтийского до Адриатического морей, от истоков Истра до верховьев Дона, иногда походя, а иной раз и задерживаясь то тут, то там, оставляя в местах своего пребывания на долгую память гидронимы и топонимы балтийского происхождения ((см. Топоров В.Н. в БСИ 1982, с.263-273; БСИXVII, М. 2006, с. 15-88 и прочие работы академика)). Весьма показательно, что происхождение этнонима Литва некоторые ученые связывают с корнем *leit- «идти, проходить (о войне), сопровождать» ((С. Каралюнас. БСИ XVII, М. 2006, с. 487)).

И этот балтийский языческий «кипёж» был столь привлекателен и мил славянскому сердцу (сами тоже были с усами;) ), что возникла традиция ряда знатных и древних русских родов, претендующих на княжескую или даже царскую власть, выводить своё происхождение от прусского или литовского родоначальника ((В.Н. Топоров, Исследования по этимологии и семантике. Том 4 (книга 1), М. 2010, с.87)). Например, Рюрик считался потомком некого легендарного Прусса, якобы пришедшего в Прибалтику из Рима (что вполне могло иметь место в эпоху великого переселения народов, когда ещё сохранялось балто-славянское единство) и никого на крещёной Руси не смущало, что они были язычниками. Многие русские князья вели свой род от реального литовского князя Гедимина, род Захарьиных (жены Грозного) имел корни в Пруссии, по матери Иван Грозный был связан с Литвой. И только к XIIIв. положение изменилось. «Балтийское» заменилось литовским, а «литовское» стало пониматься как чужое и враждебное((Там же, с. 87- 89)).

Русский интерес к балтийским корням стал постепенно менять знак с плюса на минус, когда бесчисленные походы Литвы на русские княжества стали реально грозить сохранению русского этноса. Вот тогда-то и стала Литва «поганой и безбожной» как в летописях, так и в устном народном творчестве. В частности, в украинских народных песнях литвой называется компания молодых мужчин, нападающих на девушек и похищающих их((А. Сабаляускас, БСИ XVII, М. 2006, с. 487)).

Тут мы сделаем небольшой экскурс в историю Великого княжества Литовского, а именно посмотрим, что за персоны занимали его престол до конца 13 века (во время функционирования святилищ на Збруче), с кем и против кого они дружили, с кем воевали, на ком женились. Назовём эту историческую справку фразой из «Бориса Годунова», которая, вероятно, была русской народной поговоркой, и Пушкин, знавший и уважавший фольклор донёс её до нас:

«Что Литва, что Русь ли, что гудок, что гусли»

«…граница между балтийским или славянским проходила не только в пространстве и времени, но и через один народ, одну культуру и даже через одного человека, который равно был и балтом и славянином и в разных обстоятельствах мог по-разному актуализировать свою этническую, культурную, языковую сущность, подобно тому, как в более позднее время одни и те же люди, города, деревни могли выступать и как «литовские» и как «русские»((В. Н. Топоров, Исследования по этимологии и семантике. Том 4 (книга1 ), М. 2010, с.158)).

Ми́ндаугас (Миндовг, ок. 1200 - 1263) — великий князь литовский, союзник Даниила Галицкого против Конрада Мазовецкого. Крестился в православие в 45-ти летнем возрасте, через шесть лет перешел в католичество. Выдал дочь замуж за сына Даниила Галицкого. После смерти своей жены, украл жену у Траняты. К концу жизни, около 1261 года, отрёкся от христианской веры.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.