Збручский идол вне тумана (часть 2)

Можно ли назвать Изваяние из Збруча Святовитом (варианты: Световидом, Свентовитом и т.п)? Да, но для этого необходимо отказаться от ошибочных аналогий с одноимённым западнославянским Божеством, чьё изображение, описанное Саксоном Грамматиком в «Деяниях данов» со Збручским Идолом не имеет ни малейшего сходства: у того было четыре головы на одном большом, но вполне «человеческом» теле, а Збручский Идол представляет собой четырёхгранный высокий и тонкий столп, на котором изображено множество человекообразных фигур, да ещё и ярусами.

П. Качалаба, «Световид» фото из П.Тулаев «Родные Боги в творчестве славянских художников», М. 2008, с. 108
П. Качалаба, «Световид» фото из П.Тулаев «Родные Боги в творчестве славянских художников», М. 2008, с. 108

Но у этих совершенно разных по внешнему виду сакральных славянских Изваяний, явленных миру примерно в один период времени (один вытесан в 12-13 веках, другой описан в 12 веке) есть общее: оба можно с полным правом назвать языческими святынями, для обозначения которых в более древний индоевропейский период применялось слово *kṷen-to-cисходным значением «набухший, выросший, усилившийся» (откуда славянские «свет», «цвет» и «святость», а также «цветок», «квитка»).

Терминологизированный сакральный характер с оттенком внешнего «сияния» прибавился сюда позже. Мы согласны с Топоровым, что, например, *Svẹtoslavъ – «не тот, чья слава «сакральна», но тот, у кого она возрастает, ширится» [Топоров 1988: 40]. Но, может быть, ещё явственнее это в случае с именем *Svẹtopъlkъ = «тот, полк (дружина) которого множится». Широко употребительная по сей день русская пословица Свято место пусто не бывает (которую следует понимать в том смысле, что «изобильное место не бывает пустым») говорит сама за себя и дышит архаикой. Мы имеем здесь перед собой смысловую оппозицию, едва ли замеченную исследователями, святой – пустой (т.е. с чертами досакрального, дохристианского употребления и при полном отсутствии признаков блеска) - писал О.Н. Трубачёв в своей замечательной работе «Мысли о дохристианской религии славян в свете славянского языкознания» ((Труды по этимологии. Слово-История- Культура. Том 2, М. 2004, С. 428)).

В той же работе Трубачёв отмечает, что кроме слов свет, святость, к древней языческой, дохристианской религиозной лексике относятся славянские слова бог, рай, душа, дух, мана, навь, треба, кощуна, рожаницы и оппозиционный комплекс священных языческих действий: пить воспевая и говеть (поститься) в молчании; автор соглашается с мнением Иванова с Топорова , что слово *Svẹtovit является эпитетом и дословно значит «содержащий в себе и умножающий вовне все блага (людей, богатство, силу, славу, свет, святость)», точно так же, как являются эпитетами русские слова ядовит, родовит, грановит, сановит, и, например, македонские (в этом славянском языке особенно много конструкций на -вит) громовит, даровит, дождевит, мразовит, снеговит, видовит (проницательный, пророческий, от «видеть»), ставит (статный), и пр.

Эти лингвистические данные позволяют нам более полно (чем они описаны у христианских писателей) понять функции западнославянского Бога Свентовита и дают право называть Изваяние из Збруча древним именем-эпитетом Святовит (с вариантами, которые произошли от общего *Svẹtovit), потому что этот Столп своими гранями являет«на все четыре стороны» свою наполненность торжественными обещаниями верности, защиты и ненападения, а это есть благо.

Потому что Збручский Идол представляет собой стройную систему, как бы «вертикаль власти» на нижнем ярусе которой пребывает крупный триединый противник, вынужденный подчиниться Силе Громовержца или его почитателей, на среднем – народ, «мелкий люд» с пожеланием «плодиться и множиться», а на верхнем- фигуры, символизирующие объединенные земли Галицкой Руси – и все они «в общем порыве», но каждый ярус по своему статусу, соблюдая иерархию, клянутся в верности «вертикале власти» Галицкой Руси - совершенно очевидно, что такая система взаимного договора очень разных субъектов соглашения создаёт условия оптимального баланса сторон, даёт им возможность в рамках договора возрастать, ширится и богатеть. То, к чему призывал автор «Слово о полку Игореве…» -единению русских земель, нашло символическое воплощение на гранях Идола из Збруча, замечательного памятника времен Галицкой Руси.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.