Русалии и бог Симаргл-Переплут

Обилие и разнообразие рисунков хмеля в разных фазах его развития не должно нас удивлять, так как и в песенном фольклоре русалий хмелю отводится важное место:

«Как за Волгой яр-хмель
Под кусточком вьется...
Нащиплю я хмелю, хмелю ярового,
Наварю я пива, пива молодого»
(песня в семик)((И. Снегирев. Ук. соч., III, стр. 123, 124.))

Судя по свадебной, новогодней и русальной обрядности, хмель играл в русском быту столь же важную роль, сколь у более южных народов виноградная лоза, а у индо-иранцев — священное растение «хома» (или сома), в котором, вероятно, следует видеть тот же хмель (древнерус. хъмель, лат. humulus).

Итак, рассмотрение в общих чертах всех второстепенных элементов, изображенных на браслетах, предназначенных для игрищ, дает нам очень ясный комплекс символов: идея плодородия выражена растениями и их корнями, орошаемыми водой в критическое для земледельца время летнего солнцеворота, когда особенно важно обеспечить все растущее небесной влагой — дождем. Растительный мир, жаждущий влаги, выражен через посредство папоротника и хмеля, священного растения, без которого не мог обойтись ни один праздник с пивом и хмельным медом. Нижний ярус браслетов, находящийся под ногами людей, животных и птиц, ярус, переплетенный корнями и насыщенный идеограммами воды и растительной силы, можно сказать, графически выражал ту идею, которая вложена в слова «мать-сыра-земля».

Наибольший интерес представляют те восемь композиций на браслетах, в состав которых включены люди или существа с человеческим ликом.

1. Браслет из Киева (усадьба Раковского, 1889 г., рис. 8)((М. К. Каргер. Древний Киев. I, М — Л., 1958, табл. LXI.)).

Рис. 8. Вилы-русалки у древа жизни (браслет XII в. Киев, усадьба Раковского)
Рис. 8. Вилы-русалки у древа жизни (браслет XII в. Киев, усадьба Раковского)

Композиция двухъярусная. На левой створке в средней арочке стилизованное папоротникообразное древо жизни; в двух соседних створках сирины, повернувшие головы к растению. На другой створке два сирина стоят друг против друга, а в крайней правой арочке изображен спелый хмель. Головы сиринов девичьи, простоволосые, без нимбов. Около каждой птице-девы побеги вьющегося растения. Нижний ярус каждой створки разделен на два клейма: левые клейма дают корни с глазками и побегами в сложно переплетенном виде. Справа — уже упоминавшиеся два косых креста, сделанных очень четко, и плетенка-вода. Если два креста и вода являются, как уже говорилось, обозначением купальских солнцеворотных русалий, то и персонажи верхнего яруса, как оказывается, тоже связаны с русалиями, так как известно, что птицы с девичьими ликами

приравнивались в Древней Руси к русалкам: «сирины, рекше вилы», а тождество крылатых вил с русалками мы видели выше («русалки — красивые девушки с длинными косами и крыльями»). Вилам-русалкам на Руси приносили в жертву птиц («несчастных кур»), очевидно, в связи с полуптичьей природой самих вил.

То обстоятельство, что образ сирина широчайше распространен в средневековом искусстве всего Старого Света, никак не может поколебать древней символики птице-дев, их связи с небом, водой и растительностью. Корни этого образа уходят, вероятно, еще в неолит и бронзовый век((Урны в виде птице-дев с вертикальными струйчатыми линиями дождя на корпусе. Nändor Kalicz. Die Peceler (Badener) Kultur. Budapest, 1963, табл. I—III.)).

Весь комплекс изображений на браслете из клада 1889 г. очень строен и всеми своими частями, от папоротника до двух «поганских» крестов, прочно связан с праздником русалий «в навечерие Иоанна Предтечи».

2. Литейная форма для двухстворчатого браслета (Киев, рис. 9) принадлежит к тому типу киевских обручий, у которых вся плоскость створки занята одной композицией. На одной створке вырезаны два птице-человека, а между ними в плетенке — круг с крестом. Головы у существ мужские, в колпаках. На второй створке (обломанной) композиция, вероятно, точно такая же, с кругом в центре, но птицы здесь не с человеческими, а с песьими головами, т.е. типичные Симарглы. Симаргл-Сэнмурв как охранитель семян и корней священного древа вполне уместен на украшениях, предназначенных для плясок. В иранском средневековом искусстве, при помощи которого расшифрован русский Симаргл, наряду с Сэнмурвами очень часто изображались жрицы-танцовщицы, пляшущие в одеждах с длинными рукавами, как и русские женщины на игрищах (Радзивилловская миниатюра «Игрища»). К «сиринам» мужского пола мы еще вернемся в конце статьи.


Рыбаков Б.А. Язычество древних славян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.