Русалии и бог Симаргл-Переплут

Авторы древнерусских поучений против язычества оставили нам много загадок. Они часто говорили недомолвками и намеками, не считая нужным описывать своим читателям или слушателям ту языческую обрядность, которая окружала их в повседневном быту и всем была хорошо известна.

В этом отношении повествования их западных современников, католических миссионеров, оказались более подробным историческим источником. Здесь мы находим описание верований западных славян-язычников, внешнего вида храмов и идолов, детальные отчеты о религиозных церемониях, календарные сроки праздников и молений. Миссионеры рассчитывали на далеких читателей из старых епархиальных центров, которых они стремились поразить как описанием славянского язычества, так и рассказами о торжестве христианства над ним, т.е. о своих собственных успехах. Естественно, что чем подробнее описано язычество, тем значительнее выглядели победы миссионеров.

Совершенно иным был замысел русских средневековых поучений: они были обращены не к церковному начальству и не к самим русским полуязычникам XI—XIII вв., а к той основной части русского духовенства, которая плохо боролась с пережитками язычества, приноравливалась к народным праздникам, позволяла себе принимать участие в языческих пирах и братчинах, организуемых их прихожанами: «Того бо ради пьете и ясте и дары емлете у них», говорится в одном из поучений 1. Поэтому русские поучения лишь упоминают о существовании языческих обрядов и верований, но почти не описывают их и не раскрывают их сущности, оставляя многое недосказанным и неясным. Неясность породила сомнения у исследователей, и из немногочисленного славянского пантеона начали вычеркивать одного бога за другим. Первым вызвал сомнения Симаргл, которого еще старые переписчики превратили в двух богов — Сима и Регла, затем Макошь была перенесена в разряд финских божеств, Хорс — иранских, а Сварог — индийских, бог Род был низведен до уровня незначительного домового, мелкого семейного божка. Русалки-вилы стали считаться заимствованием у болгар, а бог Переплут, в честь которого древнерусские люди устраивали пляски и пили из священных рогов, был объявлен сомнительным.

Кроме того, отрыв изучения древнерусского язычества по памятникам XI—XIII вв. от изучения русского фольклора XIX в., в частности годового цикла народных праздников, привел к утрате исследователями чувства функционального значения тех или иных славянских божеств. Создалась очень пустая, бессодержательная формула: «славяне обожествляли природу и верили в леших, русалок, водяных и домовых...». Магически-заклинательный характер обрядов, молений и жертвоприношений, доживших до рубежа нашего столетия (например, Ильин день), не был раскрыт полностью; русалки воспринимались только как поэтический образ. Плодотворная работа этнографов мало смыкалась с изучением первых сведений о славянском язычестве.

Новая неизведанная область сведений о язычестве открылась после того, как был привлечен материал средневекового и современного народного искусства. В 1923 г. В.А. Городцов открыл в севернорусской крестьянской вышивке устойчивый и архаичный образ Великой Богини, очевидно, древнерусской Макоши 2.

В 1933 г. К.В. Тревер решила загадку Симаргла, доказав его сходство с иранским Сэнмурвом (Симургом), священным крылатым псом, охранителем растений3.

Благодаря открытию К.В. Тревер получили интересное объяснение многочисленные изображения священной собаки-птицы в средневековом искусстве Ирана и Закавказья (рис. 1). Выяснилось, что прикладное искусство средневековья (серебряная утварь, архитектурные рельефы, ткани и др.) способно хранить и возрождать древние образы Авесты, проникавшие как в мусульманскую, так и в христианскую среду. Тем самым в руках исследователей оказался обильный и разнообразный материал, отражавший архаичные народные воззрения и неподвластный законам искусственных литературных композиций.

  1. Е. А. Аничков. Язычество и Древняя Русь. СПб., 1914, стр. 135.[]
  2. В. А. Городцов. Дако-сарматские элементы в русском народном творчестве. Тр. ГИМ, 1, М., 1926. Интересным продолжением работ В. А. Городцова являются статьи А. К. Амброза, посвященные анализу устойчивого символа плодородия в виде ромба. А. К. Амброз. Раннеземледельческий культовый символ («ромб с крючками»). СА, 1965, 3; его же. О символике русской крестьянской вышивки архаического типа. СА, 1966, 1.[]
  3. К. В. Тревер. Собака-птица: Сэнмурв и Паскудж. Сб.: Из истории докапиталистических формаций». М.— Л., 1933, стр. 324, 325.[]

Рыбаков Б.А. Язычество древних славян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.