Русалии и бог Симаргл-Переплут

Но и купальскую, и семицкую, и русальную обрядность объединяет образ Ярилы, празднование в честь которого по разным местам тоже растягивается на весь июнь месяц, от 4 до 30 числа.

Воронежский праздник Ярилы по описанию 1763 г. очень близок к разобранным выше болгарским русалиям: на городскую площадь «стекались горожане и окрестные сельские жители и составляли род ярмарки. К этим дням в домах по городу делалось приготовление, как бы к великому празднеству. На месте позорища избирался миром человек, которого обвязывали всякими цветами, лентами и обвешивали колокольчиками. На голову надевали ему высокий колпак... в руки давали позвонки. В таком наряде под именем Ярилы ходил он, пляшучи, по площади в сопутствовании народа обоего пола. Это празднество сопровождалось играми, плясками, лакомством и пьянством, особенно кулачным боем... Праздник сей называют игрищем.... люди ожидают его как годового торжества... и убираются празднующие в лучшее платье»((Там же, стр. 59. В ряде случаев образ Ярилы наделен фаллическими чертами. Это особенно сказывалось при обряде похорон Ярилы, которые, очевидно, отражали окончательное отмирание посеянного в землю зерна в период формирования новых)).

Эти строки возвращают нас еще на шесть веков назад, ко времени древнерусских обличений русалий, когда упестренно одетый народ на стогнах града предавался игрищам неподобным.

Ярилин день, праздновавшийся в XIX в. в России 4 июня, находит соответствие в большом языческом празднестве поморских славян, происходившем в XII в. в тот же день 4 июня. В 1121 г. Сефрид сообщает, что близ города Пирица был разгульный ночной праздник: «приблизившись мы увидели около 4.000 человек, собравшихся со всей страны. Был какой-то языческий праздник, и мы испугались, увидев как безумный народ справлял его играми, сладострастными телодвижениями, песнями и громким криком»((А. С. Фаминцын. Божества древних славян. СПб., 1884, стр. 51.)).

Языческий, ритуальный характер русалий достаточно подтвержден приведенными этнографическими примерами. Для того чтобы рассмотреть изображения на серебряных обручах, предположительно связываемые с русальскими игрищами, нам осталось только попытаться определить количество и сроки июньских игрищ в дохристианскую эпоху, т. е. до того, как на эти сроки воздействовал подвижной комплекс пасхальных праздников, колеблющихся в диапазоне целого месяца. Особенно важно выяснить первоначальный срок семика, который на Украине называли «русалчиным великоднем», т. е. русалочьей пасхой.

По христианскому календарю семик мог в том или ином году прийтись на время от середины мая до середины июня. Единственным источником для такого выяснения является драгоценный кувшин-календарь IV в. из с. Ромашки на Киевщине((Б. А. Рыбаков. Календарь IV в. из земли полян.)). Здесь точно фиксированы четыре срока дождей, необходимых яровым посевам. Они совпадают с оптимальными сроками дождей по агротехническим данным XIX в. В промежутках между дождями поставлены знаки трех важнейших праздников: 1) деревцо — 4 июня, 2) два креста — 21 июня, 3) громовый знак — 20 июля, накануне жатвы.

Сосуд IV в. н. э. из села Ромашки на Киевщине (а, б); разворот рисунков на кувшине из с. Ромашки (в)
Сосуд IV в. н. э. из села Ромашки на Киевщине (а, б); разворот рисунков на кувшине из с. Ромашки (в)

Дню Купалы, помеченному двумя крестами, предшествует шестидневный период, выделенный особыми знаками. Наложение этнографических данных на календарную сетку антского времени позволяет распределить языческие празднества так: 4 июня после первых дождей праздновался день Ярилы, первые русалии, связанные позднее с семиком и троицыным днем. Вторые русалии начинались 19 июня и завершались, как и во времена Стоглава, 24 июня. Праздник бога-громовика к русалиям отношения не имел. Судя по четкому выделению знаков дней от 19 до 24 июня, главными в то отдаленное время были вторые русалии, связанные с Купалой, с летним солнцеворотом. О важности этого праздника мы можем судить по тому, что на другом сосуде-календаре той же эпохи месяц июнь обозначен купальскими символами — два косых креста и волнистая линия воды. Кресты в данном случае выражали идею Солнца-Сварожича и зажигаемого в его честь огня-сварожича. Роль воды в купальской обрядности общеизвестна.


Рыбаков Б.А. Язычество древних славян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.