Русалии и бог Симаргл-Переплут

Приведенных данных достаточно для того, чтобы мы могли вновь обратиться к интересующим нас браслетам. Широкие двустворчатые серебряные обручи-браслеты имеются почти во всех богатых русских кладах 1170—1240 гг., зарытых во время Батыева нашествия. Чаще всего каждая створка подразделялась на три или четыре арочки, внутри которые гравировали птиц, сиринов, древо жизни, кентавров, музыкантов, пляшущих или пьющих мужчин и женщин, львов, грифонов. Иногда арочки занимали все пространство, в большинстве же случаев орнамент располагался в два яруса: арочки с фигурами в верхнем ярусе, а в нижнем — ряд прямоугольных клейм, представляющих как бы подножие каждой арочки. Характер изображений верхнего и нижнего ярусов резко различен, но очень часто между изображением в арочке и на ее подножии можно установить определенную семантическую связь. В нижнем ярусе художники XII в. помещали плетенку и растительный узор (рис. 6). Плетенка применялась двух видов: одна из них — равномерная плетенка косичкой «в три ручья», другая плетенка более своеобразная, она включает и свое плетение круг с косым крестом внутри или два таких круга рядом. Растительный узор нижнего яруса, как правило, изображает попарно связанные §-видные завитки, напоминающие корни с побегами. Иногда в центральной расщелине побегов мастер помещал овальное пятнышко, возможно обозначавшее семя, из которого пошли в обе стороны побеги и корни. Листья на побегах изображались в начальной фазе роста, полураскрывшиеся.

Рис. 6. Изображения в нижнем ярусе браслетов-обручий XII в. (слева — корни и побеги, справа — вода)
Рис. 6. Изображения в нижнем ярусе браслетов-обручий XII в. (слева — корни и побеги, справа — вода)

Плетенка изображается в тех звеньях нижнего яруса, над которыми в верхнем ярусе помещены изображения людей, пьющих из сосудов, или пляшущих женщин. Это позволяет рассматривать плетенку как декоративное усложнение древней идеограммы воды — волнистой линии. Кстати, иногда одна из трех лент плетенки выделяется нанесением на нее точечного орнамента (капель?) и образует простую волнистую линию.

Точечно-капельный узор прослеживается и на стеблях растений, и на самих арочках. В целом основные сюжеты изображений нижнего яруса выражают, по-видимому, одну идею: корни растении должны быть напоены водой.

Большой интерес представляет наличие на браслетах (как в нижнем, так и в верхнем ярусе) косых крестов, называемых поляками «поганскими крыжами». Четко выделяясь среди ременного плетения, эти кресты в кругах никак не оправданы художественной логикой орнамента. Наоборот, иногда они слишком назойливо выпирают на первый план, нарушая ритм плетения и растительных завитков. По всей вероятности, косые кресты в кругах (особенно парные) надо рассматривать в связи с календарным знаком июня месяца на сосуде-календаре из святилища в Лепесовке (рис. 7). Полную аналогию представляет браслет из клада 1903 г. в Михайловском монастыре в Киеве: в верхнем ярусе там изображен лев и рядом с ним два косых креста в кругах; в нижнем же ярусе, как и на лепесовской чаре, под двумя косыми крестами дан символ воды — волнистая плетенка. В целом это должно указывать на июнь, русальный месяц, и даже точнее — на купальские русалии, приходящиеся на время летнего солнцеворота.

Рис. 7. Символы солнца и воды на браслетах. Верхний рисунок — знак месяца июня («русального» месяца) на сосуде-календаре IV в. из Лепесовки
Рис. 7. Символы солнца и воды на браслетах. Верхний рисунок — знак месяца июня («русального» месяца) на сосуде-календаре IV в. из Лепесовки

На одном из киевских браслетов тот же самый символ праздника Купалы выражен в двух клеймах нижнего яруса: два косых креста (без кругов) и рядом плетенка-вода. В верхнем ярусе изображено древо жизни и две русалки-вилы в облике сиринов.

Косвенно с русальнокупальской символикой связана и форма растительного орнамента верхнего яруса: там часто изображался стилизованный папоротник в виде сердцеобразной фигуры острием вверх.

Роль папоротника в купальской обрядности общеизвестна.

Вторым опознаваемым растением является, на мой взгляд, хмель. Его попарно связанные корни (а хмель размножают именно так, черенками) изображались в клеймах нижнего яруса. В арочках верхнего яруса изображались боковые побега и плети в момент цветения (в июне, около купальских празднеств), а в некоторых арочках в «древе жизни» можно узнать спелые плети хмеля с шишками, оттягивающие ветви вниз, к земле. Календарно эта фаза роста хмеля может относиться к концу июня — началу июля((И. Д. Нечипорук. Агробиологические основы возделывания хмеля. Львов. 1955, стр. 46—50. Пользуюсь случаем поблагодарить за любезную консультацию и указание литературы А. В. Кирьянова.)).


Рыбаков Б.А. Язычество древних славян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.