Русалии и бог Симаргл-Переплут

Рис. 17. Деталь старорязанского браслета (раскопки А. Л. Монгайта). Возможно, антропоморфизированное изображение Переплута — бога растительности
Рис. 17. Деталь старорязанского браслета (раскопки А. Л. Монгайта). Возможно, антропоморфизированное изображение Переплута — бога растительности

Культ Переплута прочно засвидетельствован русскими средневековыми источниками. В «Слове о том, како погани суще кланялися идолом», основа которого восходит к XI в., а интересующая нас вставка — к XII—XIII вв., говориться, что славяне приносят жертвы таким богам: «вилам (русалкам), и Мокошьи, Диве, Перуну, Хорсу, Роду и рожаници, упиремь и берегыням и Переплуту и вертячеся пьют ему в розех...». В другом поучении («Слово о томъ, како первое погании веровали в идолы») повторяются слова о Переплуте и о том, что в честь его пляшут и пьют из рогов:

«А друзии веруют в Стрибога и Дажьбога и Переплута, иже вертяче ся ему пиють в розех забывше бога, створившего небо и землю, моря и реки и источникы» (рис. 18)((Н. Гальковский. Ук. соч., стр. 23, 60.)). В этнографическом материале мы видели исступленную пляску с «извиваниями» болгарских русальцев в русальную неделю, когда они в процессе пляски пили ритуальное питье из чаши.

Рис. 18. Жертвоприношение Симарглу-Переплуту. «Вертячеся пьют ему в розех» (деталь браслета Тверского клада 1906 г.)
Рис. 18. Жертвоприношение Симарглу-Переплуту. «Вертячеся пьют ему в розех» (деталь браслета Тверского клада 1906 г.)

Магия плодородия была самой неистребимой формой обрядности, и неудивительно, что церковники так ополчались на пляски вообще, а на «верчение» в честь Переплута в особенности: «всех же играний проклятие есть многовертимое плясание — то бо отлучает человека от бога и во дно адово ведет!»((Там же, стр. 189, прим. 11.)).

Семантически близким к русскому Переплуту является литовский Пергрубий, бог растительности и плодоносящей силы.

Жертвоприношение Пергрубию по данным М. Стротковского (XI в.) производилось так: жрец-вуршкайт держит в правой руке чашу, наполненную пивом и поет хвалу ему: «О, всемогущий боже наш Пергрубий! Ты прогоняешь неприятную зиму и размножаешь растения, цветы и травы. Мы просим тебя, умножай хлеб наш засеянный и который мы еще будем сеять, чтобы он рос колосисто...»((А. С. Фаминцын. Божества древних славян. СПБ, 1884, стр. 115, 116.)). Жрецы с чашами в руках, хороводы и пляски в честь бога плодородия и растительности — все это очень хорошо представлено как в древнерусских поучениях, так и в гравировке тех русальных браслетов, против владелиц которых эти поучения были направлены.

На серебряных браслетах конца XII в. наше внимание должна остановить в этой связи композиция на левой створке тверского браслета: пляшущий русалец в центре и две пьющие из конических кубков или рогов женщины по сторонам. Одна из женщин (именно та, к которой обращен лицом русалец), поднимая свой рог, касается рукой крыльев вырастающего из-под земли Симаргла. Едва ли эту интереснейшую сцену можно объяснить иначе, чем жертвоприношение Симарглу-Переплуту: здесь есть и вертящийся в пляске русалец в «упестренной» одежде, и ростки хмеля, и женщины, пьющие из рогов или кубков, и сам герой торжества, бог растительной силы, крылатый пес Симаргл, покровитель корней, получающий живительную влагу от русалки.

Придворные дамы русских княжеских дворов, современницы «Слова о полку Игореве» носили в русальные дни полузапретные браслеты с языческими символами и сценами и бережно прятали их в клады во время опасности. Пусть же не удивляет историков обилие языческих сюжетов в самом «Слове» — автор был сыном своего века.

Советская археология, 1967, т. 2


Рыбаков Б.А. Язычество древних славян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.