Ласка

Ласка — пушной зверь, связанный в народных представлениях с эротической символикой и хтоническим началом. В славянских диалектах существуют общие названия для ЛАСКИ, куницы, горностая, белки, барсука; ЛАСКА, куница, лисица и белка представлены в качестве одного и того же персонажа в различных вариантах сказочного сюжета об ожившей шкурке животного. Всех этих зверей роднит целый ряд общих мифологических характеристик.

Хтоническая природа и той или иной степени обнаруживается у большинства этих животных (см. в ст. Гады). Например, у горностая в фольклорных текстах: Как водою он ходил да рыбой-щукою, / По поднебесью летал да ясным соколом, / По подземелью ходил белым горностаем. Клады «выходят» из земли в виде белых зайцев, горностаев, кошек и т. п. Указать местонахождение клада может ЛАСКА, если ласково к ней обратиться. В белорусских и украинских песнях известен архаический мотив мирового дерева: горностай, бобры или соболи обитают у корней райского дерева; в русских песнях этому соответствует стоящее на горе дерево (кипарис), которое «кунами обросло, соболями расцвело».

В народных поверьях обнаруживается глубокое родство ЛАСКИ с гадами, что проявляется, в частности, в общих названиях для ЛАСКИ и змеи, червя, мыши. Подобно змее, ЛАСКА считается ядовитой. В разных вариантах былички в одной и той же роли выступают ЛАСКА, ящерица или уж: они отравляют питье людям, унесшим их детёнышей, но когда находят их на прежнем месте, опрокидывают сосуд с питьём. Как уж, лягушка (и ведьма), ЛАСКА способна отбирать молоко у коров, а пробегая под коровой, портить его, отчего в нем появляется кровь. У ЛАСКИ и родственных ей животных обнаруживается родство с птицей, что определяется глубоким мифологическим родством хтонических животных и птиц. Так, ЛАСКА может называться «ласточкой», отождествляться с ней или представляться в виде зверька с крыльями. Названия ЛАСКИ и ласточки родственны по происхождению. Им обеим свойственна женская символика, и обе они покровительствуют скоту, но могут явиться причиной появления молока с кровью и т. д. (Известны сходные песенные тексты о летящем и роняющем перья горностае или бобре.)

ЛАСКЕ присущи также и функции домового (реже представленные у кошки, белки, лягушки, червя). У южных славян считается, что убийство ЛАСКИ (как и домовой змеи) повлечёт за собой смерть кого-либо из домашних или любимой скотины. По словацкому поверью, в ЛАСКЕ воплощена душа хозяйки дома, подобно тому как в облике змеи предстаёт душа хозяина дома. Распространено представление о ЛАСКЕ как охранительнице дома (и скота). В некоторых местах её называют «домовиком», считают, что она живёт в каждом доме, в земле под домом, в подполье, под порогом конюшни, в хлеву (т. е. в местах обитания домовых духов). Как и домового, ЛАСКУ можно увидеть, войдя в хлев со свечой в Страстной четверг, и по окраске её шерсти определить, какой масти следует держать скотину. Присутствие ЛАСКИ в хлеву способствует размножению скота, причём той же масти, что и ЛАСКА. Каждая корова имеет свою ЛАСКУ — покровительницу той же масти. Считается, что вслед за убитой ЛАСКОЙ умрёт и корова одной с ней масти. Сходства между ЛАСКОЙ и домовым проявляется и в том, что они по ночам мучают скотину, заезжают коней (так, что утром кони оказываются в пене), заплетают им гриву в виде косы. Домовой по ночам может также заплетать косы женщинам и бороды косичкой старикам, а ЛАСКА ночью погрызть женщинам волосы, а мужчинам усы.

У южных славян образ ЛАСКИ связан с прядением и ткачеством: в легендах в ЛАСКУ обращена невестка, проклятая свекровью за то, что ленилась прясть или, наоборот, кроме прядения, ничем не хотела заниматься; в качестве оберега от ЛАСКИ выносят во двор и кладут у её норы прялку с веретеном. В белорусской детской песенке ЛАСКА говорит, что она занималась тканьем у Бога. У гуцулов ей посвящается день св. Екатерины (7.XII), покровительницы прях и браков. У русских же роль пряхи и ткачихи особенно ярко представлена у «горностайки» — персонажа сказов об ивановских ткачах. Горностайка шьет лапками в снегу серебряную стежку. Мальчик — ткач помогает ей распутать серебряную снежную пряжу, спутанную метелью, за что получает от неё волшебную пряжу, благодаря которой ткацкий станок работает сам собой. Сдирая с себя серебряный пух, она прядет из него нервущуюся нитку и, бегая взад — вперёд, как челнок, снует серебряную пряжу. Мотки и копны пряжи, которые в лесу во время метели горностайка сматывает из своего серебряного волоса, оказываются потом сугробами снега. С мотивами ткачества в различных традициях связаны также куница, выдра, белка и др. Так, известны свадебные песни о кунице, скачущей по ткацкому стану или играющей с соболями на ткущемся полотне. В загадках челнок загадывается как летающий барсук, за которым тянется кишка, или как скачущая в воде выдра, за которой свёртывается озеро.


Славянская мифология: энциклопедический словарь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *