Имя

В традиционной культуре существовала достаточно жесткая половозрастная и социовозрастная дифференциация имен, а изменение имени маркировало переход человека в иную социально-возрастную категорию. В России, например, привычным было обращение к детям и подросткам полуименем или уменьшительным именем (типа Ванька); позже на подступах к совершеннолетию появлялись имена типа Кирша, Ванюха и под.; наступление же совершеннолетия отмечалось переходом к полному имени (Иван и др.).

В России особое развитие получил ритуал величания человека, достигшего брачного возраста, а также вступившего в брак. Величание подразумевало называние человека по имени и отчеству и происходило, как правило, во время общественных увеселений и праздников. Взаимные величания девушек и парней имели место во время весенних хороводов и зимних посиделок в избе. где фактически и происходило формирование молодежных половозрастных групп: это величание осуществлялось. как правило, в песенной форме. Особенно же заметно величальное обращение к жениху н невесте в свадебном фольклоре, ср. севернорусскую свадебную песнку:...Перед теми свечами воскоярыми Там стояли да молодец с девицей, Антонида со Владимиром, да Михайловна с Ивановичем и т. п.

Впоследствии получение молодоженами права называться по имени - отчеству закреплялось в особом обряде — “вьюнишнике”, или “окликании молодых”, проводившемся ежегодно в первое воскресенье после Пасхи (см. Фомина неделя), когда молодоженов “величали” по имени - отчеству или пели им песни, в которых их так называли. Изменение формы обращения к молодой женщине после свадьбы характерно и для других славянских традиций. Македонцы, например, в течение первого послесвадебного года называли такую женщину просто “невеста” и лишь затем начинали обращаться к ней по имени.

Особенности употребления личных имен в пределах каждого коллектива диктовались разными обстоятельствами. Существовали, в частности, различия между праздничными (по имени - отчеству) и будничными именами, между тем, как называли человека на улице (где допускалось обращение по прозвищу) и у него в доме (почтительное обращение по имени - отчеству или полным именем), между обращениями. принятыми внутри семьи в пределах дома и в общественных местах, и др.

Имя человека, мифологически отождествляемое с его носителем и вместе с тем обладающее известной самостоятельностью, являлось объектом многих ритуалов. Об отчуждаемости имени от человека (ср. аналогичное свойство, приписываемое голосу, душе, тени человека) свидетельствует, например, белорусский обряд крестин. Когда у крестных родителей не было возможности отнести новорожденного в церковь, а у священника — прийти к нему, крестный сам шел в церковь, где священник “наговаривал” в шапку будущее имя младенца и весь ритуал крещения. Эту шапку привозили домой, надевали на ребенка, после чего он считался окрещенным.

Известны также многочисленные примеры перемены имени. “Перекрещивание”, например, совершалось сербами для того, чтобы именем, заново данным человеку “обмануть” болезнь, изводившую человека и не поддающуюся лечению. Так же поступали и с людьми вступившими в брак в глубокой старости (т.е. как бы начавшими вторую жизнь) или женившимися в четвертый раз (т.е. превысившими количество браков, допустимых для одной человеческой жизни). Временное наречение мальчика женским именем практиковалось в народной медицине также с целью магического обмана болезни. Ср. обычай менять при покупке кличку коровы или лошади, чтобы она перестала тосковать о прежних хозяевах и привыкла к новой жизни.

Магически воздействуя на имя, можно было навести на человека порчу: для этого наговаривали вредоносный заговор на бумажку с именем человека; так же поступали и в любовной магии. Желая навлечь на человека блох или вшей, брали кусок мяса, прикрепляли к нему бумажку с именем человека и закапывали мясо в землю; считалось, что насекомые будут мучить человека до тех пор, пока черви в земле будут есть это мясо. Возможность наведения порчи на человека с помощью его имени особенно заметна в запретах откликаться на зов, когда голос зовущего трудно идентифицировать, т.е. он может принадлежать нечистой силе. Полагали, что, откликаясь на свое имя, человек как бы обнаруживает себя, делает себя уязвимым. Наиболее часто этим запретом руководствовались люди, оказавшиеся ночью в каком- нибудь “нечистом” и опасном месте (например, во время гаданий на перекрестке, при выкапывании клада, который стережет нечистая сила, и т.д.), а также те, кто был наиболее подвержен неблагоприятному воздействию со стороны (роженица, беременная, больной, ребенок и др.).


Славянская мифология: энциклопедический словарь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.