Имя

Имя — в традиционной культуре непосредственно связано с судьбой человека. Поэтому ритуалы, относящиеся к наречению именем, занимают важное место в родинно - крестильной обрядности славян.

Имя ребенку выбирали обычно крестные родители (часто согласуя свой выбор со святцами и советуясь со священником). Это имя сохранялось втайне и сообщалось родителям только после крещения по возвращении крестных с новорожденным домой. Часто присутствующие на крестинном обеде должны были сами отгадать имя; за это крестный отец награждал отгадавшего вином, а тот, в свою очередь, одаривал ребенка деньгами. Раскрытие имени до крещения считалось тяжким грехом и могло повлечь за собой смерть новорожденного.

Сокрытие имени ребенка до крещения преследовало порой и иные цели. Так, сербы скрывали имя от матери, чтобы дети не рождались у нее один за другим; не сообщали самому ребенку его имени до достижения им одного года. чтобы ребенок был счастлив и дожил до глубокой старости, и т. д. Чаще же имя держали втайне, опасаясь вмешательства нечистой силы: вештицы, могущей навредить ребенку, босорки, “бисыцы” и других женских демонов, способных подменить новорожденного на своего ребенка (см. в ст. подменыш).

Вместе с тем с самого момента рождения ребенка нарекали каким-нибудь временным именем, обычно общим для всех некрещеных детей в той или иной местности. В Полесье, например, мальчикам обычно давали имя Иван, а девочкам — Мария; в России мальчиков часто называли Богданами, т.е. - данными от Бога; у южных славян некрещеным детям давали имена, подчеркивающие “чужесть” такого ребенка, его принадлежность к “иному” миру, ср. сербские “гад”, “гадура”, “поганац”, “скот”, болгарское “еврейче” и др. “Погаными” и “паскудными” именами могли и крестить детей, в частности незаконнорожденных (у поляков, например, таких девочек звали Мокра и др.).

При наречении ребенка соблюдали определенные запреты. Наиболее известным из них был запрет дублировать имена людей, живущих в том же доме: так, сыновьям часто остерегались давать имена деда, отца или братьев, поскольку при нарушении этого запрета один из тезок должен был умереть, а в этом случае смерть ожидала и другого (ср. в ст. Близнецы). Избегали также давать новорожденному имя умершего ребенка, чтобы он не унаследовал и его судьбы.

Зачастую детей нарекали именами умерших деда и бабки, руководствуясь тем, что и судьбу человек наследует через поколение. Женщина, у которой рождались одни девочки, давала последней из них свое имя, чтобы следующим у нее родился мальчик. К этому же магическому приему не раз прибегали родители, чьи дети умирали в младенчестве: согласно поверью, святой, по имени которого назван ребенок, будет хранить его так же, как хранил всю жизнь его отца или мать.

Выбор имени особенно актуализировался в тех, случаях, когда в семьях один за другим умирали (“не держались”, “не велись”) дети. Наречение именем (часто магическим по своему значению) было равносильно для ребенка выбору судьбы. У южных славян для этого использовали “останавливающие” имена (типа Стана, Стоян и др., а также имена, которые должны были благотворно повлиять на ребенка (Живко, Спасе и др.). С целью магического обмана судьбы нарекали детей звериными именами (типа Вук [волк ]) и т.д. (см. в ст. Обман).

Широко известен у южных славян и обычай перемены крестного отца, практикуемый с целью перелома судьбы новорожденного: ребенка клали на дороге, и первый, кто наткнется на него, должен дать ему имя (обычно Найден, Найда и т.п.); если бы к ребенку подошло животное, например поросенок, ребенка назвали бы Гушьо, и т. п. (ср. Встреча). Предохраняя детей от смерти, в таких семьях нередко называли их в течение долгого времени фальшивыми именами или вообще обходились без имени, обращаясь, например, к мальчику просто “момче” (мальчик).


Славянская мифология: энциклопедический словарь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.