Арысь-поле. Не всё так просто

Не всё так просто с этой сказкой...

Дело в том, что рысь - существо исключительно лесное, это раз. В сказке же лес не играет почти никакой роли. Вполне вероятно, что он был вставлен позднее, когда сказка оформлялась для печати, возможно самим Ремезовым. Имя же в мифологии случайным не бывает, поэтому надо обратить особое внимание на то, что Арысь-ПОЛЕ! Именно поле, а не лес.

Вторая, наиболее характерная деталь Арыси - она бегает, причём бегает быстрее ветра. Это совсем не похоже на засадницу - рысь, зато напоминает другую кошку, пардуса (гепарда, читу). И именно с пардусом мы находим сравнения героя в древнерусских источниках.

Вообще, похоже, что собиратели просто подтянули имя «Арысь-поле» вот к этой сказке. Но это латышская сказка, вполне соответствующая лесному характеру зверя. Впрочем, она тоже довольно поздняя, возможно, они обе восходят к общему протографу.

Образ жены-ведьмы, диктующей мужу линию поведения против его воли, пришёл к нам из позднего матриархата, скорее всего, вместе с сарматами. Для славян такое поведение уже было не характерно, поэтому оно такая жена всегда отрицательный персонаж. Сарматы - степняки, ираноязычная (поначалу) версия скифов, поэтому с ними мог придти и образ матери-читы, даже заколдованно кормящей своего ребёнка. Однако, я думаю, что всё не так древне.

Известно, что в царской армии солдатами служили, в основном, великороссы. В рекруты брали самых рослых, сильных и здоровых. В результате в русском селе сложилась ситуация, когда женщины вынуждены были выполнять мужские роли, как говорит пословица, «я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик». Ушедший на 25 лет «в рекрутчину» мужчина возвращался часто инвалидом, если вообще возвращался, потомства не оставлял. Поэтому и в позднее время доминирование женщины в сельской семье было не редкостью. А уж отсюда, через бабушкины сказки, этот мотив попал и в мифологию.