Аркаим - суперобсерватория древних ариев?

Редактор рассудил, что методика этих расчетов не нужна читателю, к тому ж она увела бы нас далеко за пределы темы. Что касается самого понятия "аркаимовской меры длины", то, во-первых, надо отметить неслучайность меры длины в любой системе измерений: аршин, локоть, верста, миля, дюйм, метр - все это модули неких жизненно важных размеров. Порой, как это видно даже из самих названий - "локоть", "фут" (от английского foot - ступня) - они привязываются к параметрам человеческого тела: довольно зыбкая, надо признать, точка отсчета. Гораздо надежнее, если в их основе лежат астрономические измерения: таков "метр" - первоначально он отсчитывался от земного меридиана; в этом ряду надо рассматривать и аркаимскую меру. Но, как выяснилось по мере накопления фактов, в основе каждого из крупных астроархеологических памятников лежала своя мера длины: специалисты говорят о стоунхенджской мере, о мере египетских пирамид...

Аркаимская мера длины - 80,0 сантиметров.

Пересчет полученных при измерении плана сооружения размеров открывает неожиданные возможности. Оказывается, что внешний круг конструируется при активном использовании окружности радиусом в 90 аркаимских мер. Этот результат дает основание для сравнения плана фундамента с эклиптической системой координат, используемой для изображения неба. "Прочтение" Аркаима в этой системе дает потрясающие результаты. В частности, обнаруживается, что расстояние между центрами кругов составляет 5,25 аркаимской меры. Эта величина удивительно близка углу наклона лунной орбиты (5 градусов 9 плюс-минус 10 минут). Сблизив эти величины, мы получаем повод интерпретировать отношения между центрами кругов (и самими кругами) как геометрическое выражение отношений между Луной и Солнцем. Строго говоря, здесь фиксируются отношения между Луной и Землей, но для земного наблюдателя Солнце движется вокруг Земли, и обсерватория создавалась ведь для наблюдения движения Солнца; следовательно, то, что сегодняшний астроном воспринимает как орбиту Земли, для аркаимского наблюдателя было орбитой Солнца. Отсюда вывод: внутренний круг посвящается Солнцу, а внешний - Луне.

Другой результат еще более впечатляет: площадь внутреннего круга очерчивается кольцом, имеющим радиус от 22,5 до 26 аркаимских мер; если эту величину усреднить - получается где-то около 24 мер. И тогда окружность с таким радиусом может изображать в эклиптической системе координат траекторию полюса мира, описываемую им вокруг полюса эклиптики за период в 25920 лет. Это и есть описанная выше прецессия. Параметры прецессии воспроизведены в конструкции Аркаима, во-первых, правильно, а во-вторых - точно. Если согласиться с такой интерпретацией его конструкции, то следует в корне изменить привычное представление о квалификации древних астрономов и внести существенную поправку в историю астрономии, где принято считать, что прецессию обнаружили греки классического периода, а ее параметры были вычислены только в прошлом веке. Несомненно, знание прецессии - признак высокого уровня цивилизации.

Кстати, приложив эклиптическую систему координат к конструкции Стоунхенджа, мы пришли к выводу, что главной, если только не единственной функцией этого сооружения было хранение информации о прецессии.

Продолжая анализ конструкции Аркаима, мы обнаруживаем в его геометрии и другие астрономические символы. Так, в радиусе внутренней стены сооружения, исчисленном в аркаимской мере, угадывается число, выражающее высоту полюса мира над Аркаимом; оно же означает географическую широту расположения памятника. Интересно (и едва ли случайно), что примерно на той же широте расположены и Стоунхендж, и курган Аржан на Алтае...

В планировке помещений внутреннего круга угадывается сложна гармоническая основа для воплощения в архитектурных формах представлений о сотворении мира и человека.

Рассмотренные приемы далеко не исчерпывают астрономическую символику, конструктивное богатство и разнообразие приемов, которыми пользовались великие - без преувеличения - зодчие.

Опыт работы на Аркаиме приводит к выводу, что мы здесь имеем дело с предельно сложным и безупречно выполненным объектом. Особая трудность его изучения объясняется тем, что он встает перед нами из глубины веков сразу во всем своем великолепии и за ним не просматриваются памятники более простые, как бы подводящие к нему по лестнице эволюции. Хочется надеяться, что затруднение это временное. Хотя понятно, что гениальных вещей не бывает много.