Заговор

Объектами воздействия оказываются как охраняемые лица, локусы и предметы, так и само поразившее их зло и его носители (больной и болезнь, человек, наславший порчу; хлебная нива, посевы и угрожающие им град, сорняки или птицы; ведьма, оставившая залом; корова и куры, хищные звери и колдуны, охотничье ружье или улей и т. д.).

Целью заговора как вербального ритуала может быть: 

  • устранение зла (большая часть заговоров вообще и все лечебные заговоры, в частности, например, "Красная красавица, белая белавица, черная чернявица, не жги, не пали моего белаго тела, краснаго мяса! Выйди со всех костей, с жил, с мозгов, с суставов и всего ретиваго сердца. Чтоб этого и во веки не бывало!" ;
  • предупреждение зла (заговоры-обереги типа "Как к угольку ничего не приставает, так младеню /имя/ чтоб ничего не приставало: ни болезни, ни оговоры, ни приговоры" или
  • наделение благом, желаемым состоянием или свойством (многие хозяйственные, промысловые, любовные и пр. заговоры, например, "Батюшка Покров, покрой избу теплом, надели животом".

Соотношение действий знахарки и слов заговора может быть различным как в структурном, так и в содержательном отношении. Действия и слова могут чередоваться, каждому действию может соответствовать свой отрезок текста; слова могут называть или интерпретировать действия, комментировать их; наконец, слова и действия могут быть относительно автономными. Например, рус. заговор "На тебе рожь, а нашу семейку не трожь!" дает мотивировку обычаю посыпания зерна в могилу в обряде погребения; слова серб, заговора, обращенные к градовой туче, "Машу тебе топором, иди в горы — руби; машу тебе мотыгой, иди в горы — копай; машу тебе косой, иди в горы — коси; машу тебе серпом, иди в горы — жни!" точно соответствуют совершаемым действиям и объясняют их; то же соответствие действий и слов находим в рус. заговоре, произносимом при опахивании селения: "...Ми идем, восемь дев, две вдовы, со ладаном, со свечами, со святым Власием!" 

В полном сценарии лечения с помощью заговора знахарка совершает три последовательных магических действия: сначала определяет причину, характер или источник болезни, затем изгоняет болезнь из тела пациента и, наконец, завершает дело символическим уничтожением или отгоном болезни. Каждому из этих этапов может соответствовать свой фрагмент заговора.

Способ произнесения заговора (невнятная речь, скороговорка, шепот, речитатив, особое интонирование и ритмика) характеризует их как магическую и тайную речь, имеющую своим конечным адресатом некие иномирные силы.

Заговор как текст представляет собой сложно организованное целое, семантика, структура и жанр которого определяется прагматикой текста и его магической функцией. Содержание заговора воспроизводит ситуацию, участниками которой являются:

  • субъект — заговаривающий и его "помощннки" (святые, Богородица, персонифицированные силы природы и орудия и т. п.);
  • объект воздействия — устраняемая болезнь, опасность или, наоборот, призываемое благо;
  • объект (адресат), в пользу которого совершается ритуал (больной, хозяин, корова, плодовое дерево, улей и т. п.);
  • ресурсы, средства, инструменты, используемые для достижения цели;
  • внешний мир, на который проецируется данная ситуация.

В текстах заговоров используются две основных жанровых формы: прямая (апеллятивная), представляющая собой непосредственное обращение заговаривающего к объекту воздействия "Утопленники, погибшие и висельники, ведите скот туда, не ходите сюда!" или к "помощнику" ("Булатный нож, подрежь черную болезнь в ретивом сердце, в мозгах, костях и жилах!", и косвенная (повествовательная, нарративная), принадлежащая третьему лицу и отсылающая к некоей внеположной ситуации ("... там лежит мертвец, он не имеет ни синей, ни красной опухоли, ни хомута; сидит петух, он не имеет ни синей, ни красной опухоли, ни хомута". 

Чаще всего заговорный текст сочетает в себе обе формы и сопрягает реальную ситуацию с заместительной: "... на синем море лежит бел горюч камень, на этом камне стоит Божий престол, на этом престоле сидит Пресвятая Матерь, в белых рученьках держит белаго лебедя, обрывает, общипывает у лебедя белое перо, так отскокните, отпрыгните, отпряните от раба Божия (имярек) родимые огневицы и родимые горячки...". Нередко также в "заместительном" мире совершается необходимое действие над реальным объектом ("Бабушка Соломония мыла, парила раба Божия /имярек/ в парной бане, заедала, загрызала и заговаривала ґрыжныя грыжи у раба Божия /имярек/ в становой кости, в пуповой жилы, в руках и ногах...", там обнаруживается чудесный помощник (",..и есть на Окияне море белый камень, и есть под белым камнем щука золотая...И прийди, щука, к рабу Божию имярек, и выгрызи у раба Божия /имярек/ своими золотыми зубами Грыжу...", там прокладывает себе путь к сакральному центру мира реальный заговаривающий ("Стану я, раб Божий, благословясь, пойду перекрестясь из избы дверьми, из двора воротами, во чисто поле путем дорогою, по край синя моря..."


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.