Поддельная докириллическая рукопись

Буква ѣ в соответствии с этимологией написана в словах: прсѣще - V, јмѣмў - VIII, нўјнѣ - IX и, возможно, оупѣ-ха - IV строка; буква ѣ вместо е написана: вўнўјврмѣнўј -II, бя блгадрлѣ: - II, рщѣмў - VIII, о кудѣенўшўј -X строка; буква е вместо ѣ написана в следующих случаях: јмемў - VII, векўј а дў векўј - IX, млве (или млсе) - V, прсне - IX, врцетсе - X строка; буква я вместо ѣ пишется в слове бя - 4 раза и, возможно, в других случаях, более сомнительных. Написание я вместо ѣ еще можно было бы объяснить для более позднего периода, если видеть в авторе восточного болгарина; но написание е на месте этимологического ě для этого периода объяснено быть не может. Совмещение в одном памятнике, причем памятнике оригинальном, указаний на закрытое и одновременно на открытое произношение звука, восходящего к ě, а также этимологически правильных написаний свидетельствует против его достоверности.

Известному факту мягкости шипящих и ц в указанный период противоречат написание кудѣснўщўј - X с окончанием ўј вместо и в им. падеже мн. числавўждўј — IX с окончани­ем ўј вместо буквы, обозначавшей ę в вин. падеже мн. числа (если здесь не форма им. падежа ед. числа, так как можно чи­тать славён вўщдўј «славящий вождей» и слвенвўждў «сла­вен вождь»). Как бы ни интерпретировать приведенные при­меры, очевидно, что употребление после мягкого звука жд' или ж'д'ж', образовавшегося из сочетания *djи после мягко­го ц' букв, обозначавших ы и ъ, в то время как здесь были со­всем иные фонемы и и ь, является доказательством подложно­сти текста.

Обращают на себя внимание совершенно невозможные формы: два дщере — III строка вместо двѣ в им.-вин. падеже дв. числа; употребление 2-го лица ед. числа сигматического аориста имаста она — III, где в повествовании о третьих ли­цах должна быть употреблена форма 3-го лица; неправильные формы вин. падежа, следующие за указанной формой глагола: сктј а краве ј мнга овној — III вместо ожидаемых: сктўј а кравўј ј мнгўј овнўј, а также моля бзј вместо моля бгўј — ІV/V строки; не может быть отнесена к IX—X вв. форма дей­ствительного причастия јмщ — III в им. падеже ед. числа муж. рода вместо јмў или јмўј. Мы не рассматриваем другие сомнительные факты морфологии, поскольку нет полной уве­ренности в правильном прочтении текста, многие места кото­рого совершенно непонятны и не могут быть интерпретиро­ваны даже с натяжками, как это, возможно, было допущено выше.

Таким образом, данные языка не позволяют признать текст «дощечки», изображенной на фотографии, древним, а самый памятник — предшественником всех известных славянских древних рукописей. Не является «дощечка» также и более поздним памятником, написанным после распространения ки­риллицы у славян. Рассмотренный материал не является под­линным.

Содержание «дощечек», язык и письмо их, а также имя Влес (Велес) позволяют предположить, что указанные «до­щечки» являются одной из подделок А. И. Сулакадзева((См.: Сперанский ΜΗРусские подделки рукописей в начале XIX века. (Бардин и Сулакадзев) // Проблемы источниковедения. М., 1956. Вып. V.)), возможно, именно теми буковыми дощечками, которые уже бо­лее ста лет назад исчезли из поля зрения исследователей. В ру­кописи А. И. Сулакадзева «Книгорек» (т. е. каталог) имеется следующее указание на дощечки, находившиеся в его собра­нии: «Патриарси на 45 буковых досках Ягипа Гана смерда в Ладоге IX в.»((Там же. С. 101.)). И. И. Срезневский писал: «Салакадзев, упоми­наемый в письме Востокова к графу Румянцову, издавна соби­рал рукописи, которые еще и недавно были в распродаже у ве­тошников, и, как оказалось, многое подделывал и в них, и от­дельно. В подделках он употреблял неправильный язык по незнанию правильного, иногда очень дикий»((«Переписка А.X. Востокова в повременном порядке с объяснит. примеч. И. Срезневского»// Сб. ОРЯС, 1873. Т. V, вып. 2, С. 412.)).