Мифология власти у рюгенских славян

Какие подтверждения идеи о сакральной природе верховной власти можно найти в традиции рюгенских славян? Обратимся к автохтонной символике. Рельефы на поморских камнях, ранее считавшиеся изображениями Святовита, ныне убедительно интерпретируются как надгробные плиты рюгенских князей переходной эпохи (конец XII - начало XIII в.) [Holtz 1966]. Между тем фигура, изображенная на этих рельефах, держит в руке рог для питья, известный как основной атрибут Святовита (рог с медом, раз в году наполняемый жрецом) - ср. камень из Альтенкирхена (Рюген) или сильно испорченный последующими переделками камень из Бергена (Рюген). Божество и князь объединены у поморян одним символом власти. Особое значение в этом свете приобретает история двух рогов для питья, принадлежавших померанскому герцогу Вартиславу V, наследнику поморских князей: в 1364 г. Вартислав своей рукой убил на охоте зубра и приказал оправить его огромные рога в серебро и золото. Один из рогов был пожалован церкви в Каммине, «дабы его сохраняли там, как святыню» [Hering 1832, 373], а другой остался в герцогском роду.

rugen_06.jpg
Рюген. Славянский вал в буковом лесу близ Сассница

Другим важным символом сакральной власти является станица (поморск. *stanica) - знамя, находившееся в деревянной храмовой крепости Святовита на Арконе. Сообщение Саксона об этом знамени буквально вклинивается в обстоятельное описание осады Арконы 14-15 июня 1168 г.: Между тем горожане загородили ворота крепости, чтобы их труднее было взять, огромными глыбами, собранными в груду, к тому же скрепив их дерном, и получили от своих трудов  такую уверенность, что защищали башню, которая находилась над воротами, лишь посредством знамен и знаков [signis tantum aquilisque]. Между коими величиной и цветом выделялась Станица [Stanitia], которая окружена таким поклонением народа руянского, что обладала величием почти всех богов.  Ибо неся ее перед собой, имели они позволение посягать на человеческое и божеское имущество, и ничто из того, что было им угодно, не было недозволенным: могли они опустошать города, низвергать алтари, уравнивать закон и беззаконие, разором и огнем разрушать все жилища Рюгена, и таково было допущение суеверия, что власть малого знамени превосходила царскую власть знатных мужей. И наказуемые воздавали тому знаку почести, словно божественному оружию [gestamen - ноша, оружие, украшение], воздавая за службу ущербом, за беззаконие повиновением [Gesta Dan.XIV, 39; пер. Н. Г.].

rugen_07.jpg
Славянский камень в Альтенкирхене

В словаре В. И. Даля значение слова станица определяется как 'стая или стадо, табун, гурт, вереница, руно; однородные животные в сборе, во множестве, толпой; толпа, гурьба, ватага народу' («Жена, что лебедь-птица, вывела детей станицу (вереницу); Волки зимой станицами бродят. Гуси станицами летают. По осени я наткнулся на станицу змеиную»),  тул. 'притон, приют, стан, табор, становище общества, братства, ватаги, шайки, особенно казачье поселенье', донск. стар. 'посольство, депутация, выборные представители, по наряду' («С Дону в Москву станица пришла»),  'казачий отрядец, на какие делились казаки для исполнения службы', тж. 'один клирос, половина церковного хора, разряд певчих, по достоинству их'. Станичник - 'казак', у Кирши Данилова в значении 'разбойник, член удалой вольницы,  стана, шайки, притона воровского', твер. бран. 'буян, своевольник' [Даль 1980, IV]. Cтаница на юге России - изначально отряд конной разведки, станичники - воины такого разведывательного отряда. Интересно, что слово станичник употреблялось у казаков также как вежливая форма обращения, в значении «господин», «пан» [Губарев 1970].

rugen_08.jpg
Славянский камень в Альтенкирхене. Прорись

Все эти данные позволяют заключить, что славянская станица изначально представляла собой мужской сакральный боевой союз. У рюгенских славян он был освящен культом Святовита. Из сообщения Саксона Грамматика явствует, что такой союз (отряд) был наделен исключительными полномочиями - правом ведения священной войны под  особым знаменем.
Каким был цвет рюгенской станицы? Саксон, бывший очевидцем событий или писавший со слов очевидцев, говорит, что знамя «выделялось цветом» (colore), из чего можно заключить, что оно было красным. Именно красным было знамя легендарной   разбойницы Стины (< *Stana?), впоследствии действовавшей в Поморье, под Волином [Haas 1918, 51]. Ср. в связи с этим чьрленъ стягъ «Слова о полку Игореве» и красный боевой стяг Карла Великого. Помимо прагматики красного как опознавательного знака, это цвет войны и крови (в архаическую эпоху члены боевых союзов могли быть побратимами, по обряду смешавшими свою кровь). Важно отметить еще одно значение: красный - цвет огня. Яловцы (значки) воинских шлемов в «Сказании о Мамаевом побоище» сравниваются с «пламенем огненным». В описании рюгенской станицы упоминается сожжение жилищ в ходе сакральной карательной вылазки. Временное упразднение профанных законов также подобно действию «очистительного огня». Потому в  рюгенской станице следует видеть отражение индоевропейского культа священного огня, громовержца и боевой дружины. Наиболее полную генетическую параллель здесь представляет древнеиндийский Рудра (ср. др.-инд. rudhirás 'красный'< и.-е. *rudhro- 'красный'), образ-континуанта индоевропейского громовержца2, отец марутов, богов бури, священной дружины верховного божества.

rugen_09.jpg
Рюген. Меловые утесы с моря
rugen_09.jpg
Рюген. Меловые утесы с моря

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.