Муравей

Муравейнасекомое, символика которого определяется в основном признаком множественности. Муравей наделен и хтонической символикой. Арабский автор ал-Масуди (ум. 956) описывает славянского идола в виде старца с посохом, которым тот извлекает из могил останки умерших. Под правой ногой его помещены изображения муравьев, под левой — воронов и других чёрных птиц. Атрибуты мертвеца в качестве источника, порождающего Муравьев, фигурируют в магическом способе насылания порчи у поляков (волосы с бороды покойника, добытые из могилы, и каменную крошку с надгробия бросают на очаг, чтобы расплодились Муравьи). Известны славянам и представления о Муравье как облике души.

Роль домашнего покровителя выражена у Муравьев слабее, чем у многих «гадов» и некоторых домашних насекомых, в основном в виде примет. Так, у русских Муравей в доме — к счастью, у болгар и македонцев — к богатству. Нередко плохим предзнаменованием считалось появление в доме лишь чёрных Муравьев: чёрные предвещали смерть, а рыжие — счастье.

Появление Муравьев в доме связывалось у поляков с нарушением запрета есть в Великую пятницу после полудня или после захода солнца освящённую в этот день еду. У болгар женщины соблюдают запрет на все виды работ в день св. Афанасия («Черный день», 5. VII), чтобы Муравьи и другие насекомые не поели посевов. Муравьям посвящён также день св. Мавры — по созвучию имени этой святой с названием Муравьев (болг. «мрава» — муравей).

Характерный для Муравьев признак множественности по разному используется в гаданиях и магических действиях, связанных со скотом, в практике рыболовов, в обрядах вызывания дождя, в приметах, толкованиях снов и фольклорных текстах (приговорах, загадках).

Муравьи символически соотносятся со скотом. В польских колядках хозяевам желают столько овец и телушек, сколько в лесу Муравьев. В Болгарии кладут снятую с себя мартеницу под камень и потом проверяют, что под ним: если Муравей, то народится много ягнят. Сербы кладут в муравейник голову печеного рождественского животного, кости зажаренных в Юрьев день ягнят и т.п., чтобы скота расплодилось столько, сколько Муравьев.

Белорусские рыбаки ради обильного улова рыбы окуривают сеть муравейником (множеством Муравьев) при первом выезде на рыбную ловлю, вырезают удочку из дерева, растущего в муравейнике.

В обрядах вызывания дождя копошащиеся Муравьи символизируют капли дождя. В Полесье и в Сербии во время засухи разгребают муравейник палкой, произнося заклинания: Як этые мурашки плувуць, так и дощ пусьць плыве; Сколько муравьев, столько и капель. Символика капель проявляется у Муравьев и в русском толковании сна: много Муравьев — к слезам. По-иному признак множественности выступает в другом русском снотолковании: Муравьи снятся к богатству.

В девичьих гаданиях Муравьи символизируют множество сватов. В Сараеве девушка накануне Юрьева дня бросает горсти Муравьев из муравейника на свой дом со словами: «Муравейник на дом, а сваты в дом!»

У поляков на основе признака множественности с Муравьями символически соотносятся опилки: если плотник, строящий дом, подсыплет туда опилок, в доме разведутся Муравьи.

Муравьев используют для распознавания ведьмы. В Белоруссии в Юрьев день рассыпают муравьиные кучи по улице. Считается, что ведьма через такую улицу пойдет в обход и таким образом можно будет её определить. На Украине дорогу обливают отваром муравейника, и когда выгонят стадо, корова ведьмы не пойдет по дороге, а встанет, заревет и станет лизать облитое место — так станет известно, кто в селе ведьма.

В народной медицине с помощью Муравьев лечатся от ревматизма, от ударов и ломоты в костях, от лихорадки и бешенства. На Украине и в Белоруссии лечатся муравьиным маслом. Считается, что Муравьи «бьют масло» на Ивана Купалу или в ночь на 1 августа, когда оно выходит на поверхность муравейника в виде комка, а с восходом солнца тает. Этим маслом мажут волосы, чтобы они лучше росли, натирают больные руки и ноги, лечат другие недуги и даже верят, что оно приносит счастье.

Гура А.В. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1997. С.510-515.


Славянская мифология. Энциклопедический словарь. Второе издание