Клад

БЕЗГРАНИЧНАЯ и неудержимая в поисках чудесного народная фантазия сумела изобрести особых духов, которые охраняют зарытые в земле сокровища и ценности, известные под именем кладов. Зовутся они кладовиками, кладовыми, а подручные их — кладенцами.

Образовалась целая своеобразная наука о различных способах отрывать и находить клады. Для получения клада надо, прежде всего, знать зарок, с которым он положен, а эти заклятия настолько капризны, что без записей или подсказок знающих людей невозможно и приступать к делу. Так, например, на большой дороге, между почтовой и казённой просекой, зарыт клад; чтобы найти его, надо спеть 12 песен, но таких, чтобы ни в одной не было сказано ни про друга, ни про недруга, ни про милого, ни про немилого. Лежит другой клад под сосной; чтоб получить его, нужно влезть на эту сосну вверх ногами и спуститься назад точно так же, вниз головой. Разбойники обычно зарывали свои сокровища «на сто голов человечьих», но значение этого заклятия мудрено отгадать: сотому ли дураку приходить, чтоб дались те деньги на голодные зубы, или следует самому быть разбойником, чтобы загубить сто человек, прежде чем взяться за заступ.

Бывают на клады и такие мудрёные заклятия: Попадайся клад доброму человеку в пользу, а худому на гибель, — или еще: Тому это добро достанется, кто после моей смерти тотчас же голым пропляшет; зарывают и на человека определённого имени — это, если можно так выразиться, «именные» клады.

Для заурядных искателей чужого зарытого добра исстари существуют могущественные средства, при помощи которых можно одновременно узнать и место нахождения клада, и способ добычи его. Беда только в том, что эти средства даются нелегко. Таковы цвет папоротника, разрыв-трава, шапка -невидимка и косточка-счастливка. Первый, хотя и принадлежит к числу бесцветковых растений, но в ночь на Ивана Купалу, когда, по народному убеждению, все цветы на земле достигают наивысшей силы расцвета, горит несколько мгновений огненно-красным отливом. Вот этот-то момент и должен уловить кладоискатель, чтобы обеспечить за собой успех. Нечистая сила, охраняющая клад, очень хорошо знает таинственные свойства папоротника и, со своей стороны, принимает все меры, чтобы никому не позволить овладеть цветком. Она преследует смельчаков диким хохотом и исступлёнными воплями, наводящими ужас даже на человека неробкого десятка.

Однако на все эти острастки нечистой силы всероссийское предание советует не обращать внимания, хотя, как говорят, не было ещё случая, чтобы самый хладнокровный смельчак остался равнодушным ко всем этим ужасам. Но зато бывали случаи, когда папоротник сам собой попадал некоторым счастливцам, задевавшим его нечаянно ногою, в лапоть. С той поры такие избранники все узнавали и видели, замечали даже место, где зарыт клад, но лишь только, придя домой, разувались и роняли цветок, как все знания исчезали и счастье переставало улыбаться им.

Некоторые думают даже, что стоит положить цветок за щеку в рот, чтобы стать невидимкой. Впрочем, для последней операции придумана особая кость-невидимка, которую находят в разваренной чёрной кошке.

Разрыв-трава кладоискателями также отыскивается в ночь на Ивана Купала. С ее помощью можно ломать все замки, сокрушать все препоны и разрушать все преграды. Но так как и она, подобно папоротнику, держит цвет не дольше того времени, которое полагается для прочтения символа веры и молитв Господней и Богородичной, то имеется, следовательно, достаточное основание считать ее просто сказочным зельем.

Сверх таинственных обрядов и сложных приёмов, из которых ни одного нельзя позабыть, для искателей кладов придуманы ещё заговоры и даже молитвы:

«Пойду в чистое поле, во леса дремучие, за чёрные грязи, через океян-море

А здесь стоит столб, а на нем сидит Спас — Пресвятая Богородица

За болотом немного положено — мне приходится взять.

Отойди же ты, нечистая сила, не вами положено, не вам и стеречь».

При розыске таинственных сказочных цветков главная мольба заключается в том, чтобы черт поиграл им да опять отдал и не шутил бы, не глумился над рабом Божьим. В самодельных же молитвах, придуманных для раскрытия клада, рассчитывают на то, чтобы силою слов и знамением креста сокрушить нечистую силу, приставленную сторожить клад, и «отчитать» самый клад. Впрочем, прямой нужды в этом отчитывании не имеется, но требуются особые благочестивые приёмы в тех случаях, когда над кладом находится или часовня, или поставлен крест, или висит на золотой цепи икона Богородицы в золотой ризе, или же, наконец, подвешена одна лампадка. И то, и другое, и третье знаменует присутствие клада, который спрятан с таким зароком, чтобы нашедший его построил церковь или часть приобретённого разделил нищим или разнёс по чтимым монастырям. Народное воображение — даже над кладами великого чародея и беспримерного богача Стеньки Разина — поставило в некоторых местах иконы Богоматери и перед ними повесило неугасимые лампады.


Грушко Е.А., Медведев Ю.М. Словарь славянской мифологии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *