Илья Муромец

Илья Муромец - главный богатырь русского народного эпоса. В дополнение сведений, сообщенных о нем в т. IV (стр. 150-153, ст. Богатыри), следует отметить, что лишь немногие былинные сюжеты с именем И. Муромца известны за пределами губерний Олонецкой, Архангельской и Сибири (Сборник Кирши Данилова и С. Гуляева). За пределами названных областей записаны доселе только немногие сюжеты:

В средних и южных частях Великороссии известны только былины без прикрепления И. Муромца к Киеву и кн. Владимиру, и наиболее популярны сюжеты, в которых играют роль разбойники (И. Муромец и разбойники) или казаки (И. Муромец на Соколе - корабле), что свидетельствует о популярности И. Муромца в среде вольнолюбивого населения, промышлявшего на Волге, Яике и входившего в состав казачества. Прозаические рассказы об И. Муромце, записанные в виде сказок в Великороссии, Малороссии, Белороссии и Сибири и перешедшие от русских крестьян к некоторым инородцам (финнам, латышам, чувашам, якутам), также не знают о киевских былинных отношениях И.Муромца, не упоминают кн. Владимира, заменяя его безымянным королем; содержат они почти исключительно похождения И. Муромца с Соловьем - разбойником, иногда и с Идолищем, называемым Обжорой, и приписывают иногда И.Муромцу освобождение царевны от змея, которого не знают былины об И.Муромце.

Нередко встречается смешение И.Муромца с Ильей пророком. Смешение это произошло и на предполагаемой эпической родине И.Муромца, в представлениях крестьян с. Карачарова (близ г. Мурома), причем в рассказах этих крестьяне отношения И.Муромца к Киеву и кн. Владимиру вовсе не упоминается (см. М. Колосова «Заметки и языке и народной поэзии», 1877, стр. 309 и след.).

Исследование эпической биографии И.Муромца приводит к убеждению, что на имя этого популярного богатыря наслоилось много сказочных сюжетов. Имя И.Муромца не историческое, и попытки некоторых (Максимовича, Квашнина - Самарина) видеть в нем историческое лицо и даже определить век его жизни не выдерживают критики. Но на эпические подвиги И. Муромца налегло в течение веков столько исторических наслоений, в силу процесса историзации, известного в эволюции народных сказаний, что по справедливому замечанию О.Миллера, «неисторическое происхождение И.Муромца не мешает ему быль лицом несравненно более исторических, чем целое множество лиц в самом деле существовавших и даже оставивших некоторые следы в истории. Дело в том, что в идеальной личности И. Муромца вполне выразился исторический характер русского народа» (Галахов, «История русской словесности», I, стр. 101).

Разработка отдельных былинных сюжетов, связанных с именем И.Муромца, представляется в следующем виде:

1) молодость и исцеление - И. Муромец известен в былинах с постоянным эпитетем старого казака и во всех отдельных похождениях он действительно является человеком пожилым, а не юношей, как другие богатыри. Из потребности объяснить, почему И. Муромец уже не молодым совершал все свои подвиги, явилось сказание о нем, как и сидне, не проявлявшим своих сил до 30 лет. К имени И.Муромца прикрепился широко распространенный сказанных сюжет о богатырях - сиднях. Былинная обработка этого сюжета крайне слаба и очень редко встречается в репертуаре олонецких сказителей. Но сюжет этот распространен в сказках в прикреплении иногда к другим именам (Ивану-крестьянскому сыну; Осипу - прекрасному) и в легендах.

Параллели к исцелению И. Муромца питьем см. в кн. О. Миллера «И.Муромец» (стр. 169-180); в сказках Афанасьева (IV, 391, 436); соч. Ф.Буслаева «Русский богатырских эпос» (стр. 106); у Стасова «Вестник Европы» (1868, апр.); Халанского «Великорусские былины киевского цикла» (стр. 94); Южнославянские сказания о Кралевиче Марке» (стр. 66-75); Machal’a «O bohatyrskem epose slovanskem» (1894, стр. 151)

2) Столкновение И. Муромца с разбойниками и освобождение Чернигова. Эпический путь Ильи из Мурома через Брынские леса на Чернигов и далее Киев приблизительно совпадает с тем путем, которым в древности ездили из средней Руси в Киев (см. «Живая Старина», 1892, В. II, стр. 120). По выходе из Брынских лесов он встречается с нынешней речкой Смородиной (близ г. Карачева, в северной части Орловской губернии). На берегу р. находится старинное село Девятидубье, где старожилы указывают место расположения гнезда Соловья - разбойника - «Соловьев - перевоз» (см. Вс. Миллера, «Экскурсы в область русского народного эпоса», стр. 183). Путь И. Муромца был опасен и в древности, и в XVI-XVII вв. от многочисленных разбойничьих шаек, бродивших в Брынских лесах. Видя во всей былине о поездке И. Муромца в Киев отражение германского сказания о первой поездке Тетлейфа Датского (Thetleif der Dane), известного из Тидрек - саги, проф. Халанский проводит параллель между столкновением И.Муромца с разбойниками и первым проявлением богатырской силы Тетлейфа, который, совместно с отцом своим, избивает 12 разбойников, засевших со своим атаманом Инграмом в лесу Falstrwald («Южнославянские сказания о Марке Кралевиче», I, стр. 95).


Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.