Дождь

Обливание могло носить и “искупительный” характер, его применяли тогда, когда причиной засухи считали нарушение определенных запретов, Так. на севере Житомирщины засуху объясняли тем, что какая-нибудь женщина в селе на Благовещение, вопреки строгому запрету, пекла хлеб. Тогда, чтобы искупить этот грех и снять наказание (засуху), три женщины собирались, брали каждая по два ведра воды, шли в дом к “виновнице”, выливали всю воду посреди хаты и обливали снаружи углы дома, а кое-где обливали саму женщину.

Искупительный характер носит и обряд поливания водой (или разрушения) могилы нечистого (заложного) покойника, если он, в нарушение запрета, похоронен на кладбище. Иногда такую могилу раскапывали, а труп бросали в реку. Сербы снимали крест с какой-нибудь безымянной могилы, относили его в реку или ручей и укрепляли так, чтобы он стоял, пока вода его не снесет. Когда устанавливали крест, трижды говорили: “Крест в воду, а дождь на поле! С неведомой могилы крест, с неведомой горы дождь!” В Полесье похищали у кого-нибудь из соседей рушник с икон, замачивали его в воде и вешали на прежнее место (втайне от хозяйки). Помогала от засухи и марля, которой подвязывали челюсть покойнику: ее несли в поле, там жгли и просили: “Нам, Господи, пошли дождик!”

В Полесье и прилегающих районах Белоруссии и России для вызывания ДОЖДЯ совершали обряд “пахания реки”: во время засухи пахали или боронили высохшее русло реки или просто протаскивали по дну плуг. Символическое пахание могли производить и прямо на мелкой воде: в Суражском уезде “выбирали красивую девочку в возрасте 15 лет, раздевали ее донага, увешивали ее венками и заставляли в таком виде боронить воду”. В наше время подобный способ вызывания дождя отмечен в Гродненской обл.: “Собрались старые бабы, украли плуг ни колхозном дворе, занесли его на реку, одни бабы. Одни запряглись, а другие погоняли пугою”. Иногда вместо реки “пахали” дорогу или рыли на дороге ямки, символически “отворяя” воду (Полесье).

Поскольку засуха понималась кик стихийное бедствие, для ее прекращения могли применяться общие защитные меры, помогавшие в случаях мора. болезни, пожара и т.п.: опахивание села или придорожного креста, обходы села и полей, изготовление обыденного полотна, рушника или установка обыденных крестов (см. Обыденные предметы).

Еще одним способом вызывания ДОЖДЯ, носящим сугубо магический характер, было разрушение муравейника. Муравейник разгребали палкой, подобно тому как колотили воду в кринице; при этом расползающиеся муравьи символизировали и магически вызывали капли ДОЖДЯ. Этот способ известен в Полесье и у южных славян. Сербы, разгребая муравейник, произносили специальное заклинание: “Сколько муравьев, столько и капель!”

Языческие способы вызывания ДОЖДЯ, особенно требы у колодцев, сурово осуждались церковью.

Для остановки ДОЖДЯ совершали разнообразные “останавливающие” или “отвращающие” действия: выбрасывали во двор яйцо, выносили или выбрасывали во двор, под дом, на крышу хлебную лопату, кочергу, хлебную дежу, жгли в печи троицкую зелень, освященную вербу и т.п. Причиной непрекращающихся, затяжных Дождей считалось “осквернение воды”. Например, в Боснии думали в таком случае, что в воде есть что-то “поганое” — брошенный когда-то раньше в воду внебрачный ребенок или убитый, и Дождь не прекратится, пока труп не извлечен из воды. Во время ненастья женщины выходили из дома, выносили подвенечную рубаху и, называя по имени утопленников из села, просили их отвести ненастье от полей. Широко известные детские песенки типа “Дождик-дождик, перестань...”, несомненно, восходят к магическим, заклинательным текстам.

Толстые Н.И. и С.М. Заметки по славянскому язычеству. 1. Вызывание дождя у колодца // Русский фольклор. Поэтика русского фольклора. М., 1981;

Их же. Заметки по славянскому язычеству. 2. Вызывание дождя в Полесье //Славянский и балканский фольклор. Генезис. Архаика. Традиции. М., 1978.


Славянская мифология: энциклопедический словарь