Божья коровка

Божья коровка
Божья коровка

Божья Коровка— жучок, мифологическая символика которого раскрывается в его многочисленных наименованиях и обращенных к нему закличках. Славянские названия Божьей Коровки соотносятся с персонажами мифологического сюжета «свадьба Солнца», который разыгрывается в болгарском обряде Иванова дня — «енева буля». На роль невесты Солнца-Ивана (Еню) выбирается девочка, одетая в красное, как крылья Божьей Коровки, свадебное покрывало. Ее солнечная природа проявляется в запрете ставить девочку на землю — «чтобы земля не сгорела». К девочке как к прорицательнице обращаются с вопросами о свадьбе, жизни и смерти, урожае и хозяйстве. Подобная же тематика свойственна и гаданиям с Божьей Коровкой, например, ее спрашивают о жизни и смерти: «Божья коровушка, / Жить ли мне, / Умереть ли мне / Или на небо лететь?» Ср. мотив смерти в украинском поверье: кто растопчет Божьей Коровку, у того в семье кто-нибудь умрет.

У всех народов мира эти жуки пользуются большой симпатией и любовью. Об этом говорят сами названия кокцинеллид в разных странах – всегда уважительные и ласковые. Marienkaefer (жук Святой Девы Марии) – в Германии, Австрии, Швейцарии. Ladybird (леди птица) – в Англии, США, Австралии, Южной Африке и других англоязычных странах. Lorita, Chinita, Tortolita, Mariquita – в странах Латинской Америки. Vaquita de San Antonio (коровка Святого Антония) – в Аргентине. Slunecko (солнышко) – в Чехии и Словакии. Сонечко (солнышко) – на Украине и в Белоруссии. Бобо сурхон (краснобородый дедушка) – в Таджикистане. Слово “божьи” в русском названии кокцинеллид происходит, видимо, от того, что люди давно подметили: там, где много этих жуков, там всегда хороший урожай.

Центральному персонажу болгарского обряда (невесте и жене Солнца-Ивана) соответствуют названия Божьей Коровки типа «божья девочка» (болг.), «невеста/невестка» (болг., макед.), «жена» (пол.), «девица» (пол., луж., укр.), «сиротка» (пол.), «предсказательница/ведьма» (укр. ворожка, словен., с.-х.), названия от имен мучениц, «невест Христовых» (чаще всего Екатерины, Елены, Аполлонии, Магдалины, Варвары, Вероники, Ульяны) и др. Мифический жених представлен лужицкими, чешскими, польскими, белорусскими и украинскими наименованиями Божьей Коровки типа «солнышко» и рус. «Иван» (Иванчик, Ивашка, Ванька, Ваня - женишок). В названиях Божьей Коровки типа «коробка/ сундук/чан» (рус., чеш., словац., с.-х.), возможно, находит соответствие и один из атрибутов упомянутого обряда — специальный сосуд, используемый в гаданиях об урожае и замужестве.

Помимо этого, в названиях типа «мара» можно видеть отголосок западнославянской Марены, в названиях типа «кукушка» — мотив души мифической невесты («души Марьюшки», как она именуется в песнях русского обряда крещения и похорон кукушки), в названиях типа «коровка» — символическое обозначение невесты (ср. рус. коровка «невеста» и символику свадебного каравая). Названия Божьей Коровки типа «кума, посаженая мать» (болг.) соотносятся с рядом болгарских обрядовых персонажей: с «кумой» — девушкой, предводительницей лазарок в обряде «лазарования» (ср. название Божьей Коровки «лазарка» у македонцев), завершавшемся в Вербное воскресенье кумлением, избранием «кумицы» и угощением девушек в ее доме; с персонажем ивановского обряда «енева буля» — «кумой», вынимающей перстни девушек и предсказывающей им женитьбу; с посаженой матерью («кума») на свадьбе.

Возможная связь «кукушечьих» названий Божьей Коровки с русским обрядом крещения и похорон «кукушки», для которого характерно кумление его участниц, подкрепляется ритуальным кумлением в болгарской обрядности Вербного воскресенья. Мотив кумления — связующее звено между болгарскими и македонскими названиями Божьей Коровки типа «кума» и украинскими и польскими типа «кукушка». Божью Коровку роднит с кукушкой и роль предсказательницы в гаданиях о женитьбе и смерти, а также роль посредницы между разными мирами — ср., например, обращение к Божьей Коровке у чехов: «Божья коровка, куда полетишь — на небеса или в ад

Названия, определяющие Божью Коровку как мать (например, рус. коровушка-матушка), соответствуют образу этого насекомого как матери детей в детских закличках (рус. «там твои детки кушают котлетки»). Связь между названиями типа «девица» и типа «мать» подкрепляется христианским осмыслением Божьей Коровки как девы Марии (в кашуб., макед. названиях) и одновременно Божьей Матери (в болг. названиях). С Марией как именем Богородицы связаны и некоторые названия Божьей Коровки с компонентом «мара». Возможно, Богородица заместила в этом случае некий языческий персонаж, связанный со смертью и болезнями. Поляки Малопольши называют Божью Коровку «коровкой Божьей Матери» и считают большим грехом убивать ее.


Славянская мифология. Энциклопедический словарь. Второе издание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.