Мельница мифов: страсти по Велесовой книге

И действительно, даже сама история с так называемой "расшифровкой" этой книги весьма и весьма темная. Так, Миролюбов, начиная работу, почему-то сфотографировал не все дощечки, а только некоторые. А после того, как расшифровка была закончена (в 1939 году), не сдал их на хранение в какой-нибудь музей (что является общепринятой практикой) — в результате оригинал был утрачен во время Второй Мировой войны. Осталась только сама расшифровка и то, что Миролюбов называл "копией текста".

Эксперты-лингвисты, изучив эти тексты, пришли к выводу, что расшифровка была написана как минимум двумя людьми. Дело в том, что некоторые звуки там былы переданы по-разному: например, носовые гласные, обозначавшиеся буквами "юс большой" и "юс малый", в ряде случаев передаются как "он" и "ен" (такая транскрипция была характерна для XIX века), а в ряде случаев — как "у" и "я" (так делали уже в ХХ столетии). Была также путаница с буквой "ять" — иногда ее преврящали в "е", а иногда — в "я". Это указывает на то, что, видимо, Миролюбов вовсе не расшифровывал текст сам, а взял "оригинал" Сулакадзева и дополнил своими измышлениями.

Непонятно еще одно: Миролюбов всегда утверждал, что он завершил расшифровку перед войной, а в 1953 году он закончил редактирование текста и предъявил "Велесову книгу" широкой общественности. Однако в его архиве, опубликованном после смерти журналиста в 1970 году, есть одно любопытное письмо, посвященное проблемам славянского язычества и датированное 1952-м годом. В нем Миролюбов пишет о том, что он, к сожалению, "…лишен источников по славянской мифологии", без которых трудно восстановить религиозные верования наших предков. Есть там и такие слова: "Надеюсь, что когда-нибудь такой источник будет найден".

Как прикажете понимать это? Почему Миролюбов говорит об отсутствии источников, если, по его же утверждению, он сам уже долгое время занимался расшифровкой одного из них? Возникает вопрос, в каком случае Миролюбов врал: когда утверждал, что Велесова книга является древней рукописью, или когда жаловался на отсутствие оных?

Впрочем, стоит ли строго судить всех "мистификаторов"? Современник Сулакадзева поэт Михаил Чулков, писал: "Мистификации Сулакадзева — гениальны. Как ни странно это звучит, его вполне можно назвать реальным создателем истории, настолько он сумел проникнуться ее духом". А историк Александр Пыпин утверждал: "Едва ли сомнительно, что… был не столько подельщик, гнавшийся за прибылью, или мистификатор, сколько фантазер, который обманывал и самого себя. По-видимому, в своих изделиях он гнался прежде всего за собственной мечтой восстановить памятники, об отсутствии которых жалели историки и археологи".

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.