Русская Правда

Пространная редакция

Суд Ярослава Владимеричь, Правда Руськая1

Синоидальный список Русской Правды, 1282, Государственный Исторический музей
Синодальный список Русской Правды, 1282, Государственный Исторический музей

1. Аже убиеть мужь мужа, то мьстити брату брата, любо отцю, ли сыну, любо братучадо, ли братню сынови;2 аще ли не будеть кто его мьстя, то положити за голову 80 гривенъ, аще будеть княжь мужь или тиуна княжа; аще ли будеть русинъ, или гридь, любо купець, любо тивунъ боярескъ, любо мечникъ, любо изгои, ли словѣнинъ, то 40 гривенъ положити за нь.

1. Если убьет муж мужа, то мстить брату за брата, или отцу, или сыну, или двоюродному брату, или сыну брата; если никто <из них> не будет за него мстить, то назначить 80 гривен за убитого, если он княжий муж или княжеский тиун; если он будет русин, или гридин, или купец, или боярский тиун, или мечник, или изгой, или Словении, то назначить за него 40 гривен.

2. По Ярославѣ же паки совкупившеся сынове его, Изяславъ, Святославъ, Всеволодъ, и мужи ихъ, Коснячько, Перенѣгь, Никифоръ, и отложиша убиение за голову, но кунами ся выкупати; а ино все, якоже Ярославъ судилъ, такоже и сынове его уставиша.

2. После смерти Ярослава еще раз собрались сыновья его Изяслав, Святослав и Всеволод и их мужи Коснячко, Перенег, Никифор и заменили кровную месть денежным штрафом; а все остальное сыновья его установили, как судил Ярослав.

3.О убийстве. Аже кто убиеть княжа мужа3 в разбои, а головника4 не ищуть, то виревную5 платити, в чьей же верви6 голова лежить, то 80 гривен; паки ли людин, то 40 гривень.

Если кто убьет княжеского мужа, как разбойник, а (члены верви) убийцу не ищут, то виру за него в размере 80 гривен платить той верви, на земле которой будет обнаружен убитый; в случае убийства людина платать виру (князю) в 40 гривен.

Наряду с "продажами" (см. ниже) виры были примитивной формой "налога" в пользу "публичной власти" князей. За убийство княжеских мужей назначается двойная вира. Расправа с ними и нежелание членов верви выдать своего общинника-убийцу феодалу говорит об обострении классовой борьбы в Киевской Руси.

 

4. Которая ли вервь начнеть платити дикую виру7, колико леть заплатить ту виру, зане же безъ головника имь платити.

Если вервь начнет платить дикую виру (когда убийца не обнаружен), то ей предоставляется рассрочка на несколько лет, потому что им (членам верви) приходится расплачиваться без убийцы.

5. Будеть ли головникъ ихъ въ верви, то зане к нимъ прикладываеть, того же дѣля имъ помагати головнику; любо си дикую виру, но сплатити имъ во обчи 40 гривенъ, а головничьство самому головнику, а въ 40 гривенъ ему заплатити ис дружины свою часть.

Но если убийца находится в верви, то она должна помочь ему, так как он вкладывает свою долю в дикую виру. Но платить им (членам верви) общими силами только 40 гривен, а головничество платить самому убийце, внося свою часть и в уплачиваемые вервью 40 гривен, а въ 40 гривень ему заплатити ис дружины свою часть.

6. Но оже будеть убилъ или въ сваде8 или в пиру явлено, то тако ему платити по верви ныне, иже ся прикладывають вирою.

Но так платить по верви, если в ней вкладываются в (общую) виру, в тех случаях, когда виновный убил (человека) в ссоре (драке) или открыто в пиру.

Дикая вира платилась вервью в случаях: а) когда убийца не найден или община не захотела его выдать; б) непреднамеренного убийства в драке, на пиру. Обычай свидетельствует, с одной стороны, о еще прочных связях внутри верви между ее членами, защищающими себя складчиной на непредвиденные случаи, грозящие верви разорением (на 80 гривен можно было купить 40 лошадей - это огромная сумма, см. ниже). С другой стороны, статья говорит об имущественном расслоении внутри верви, ведении ее членами собственного хозяйства, дающего средства для "прикладывания" к дикой вире.

7. Оже станеть без вины на разбои. Будеть ли сталъ на разбои безъ всякоя свады, то за разбоиника люди не платять, но выдадять и всего съ женою и с дѣтми на потокъ и на разграбление.

7. Если <кто> свершит убийство без причины. <Если кто> свершил убийство без всякой ссоры, то люди за убийцу не платят, но пусть выдадут его самого с женою и детьми на изгнание и на разграбление.

Люди (ср. в ст. 3 "людин") - члены верви - не отвечают материально за предумышленное убийство, но обязаны выдать убийцу с женой и детьми князв под арест с конфискацией всего имущества. Жестокость кары, распространявшейся не только на самого преступника, но и на членов его семьи, объясняется тем, что с участвовавших в разбое "людей" князь переставал получать доход.

8. Аже кто не вложить в дикую виру, тому людье не помагають, но самъ платить.

8. Если кто не вкладывается в дикую виру, тому люди не помогают, но он платит сам.

Другое свидетельство имущественного расслоения внутри верви: не "вкладывались" в дикую виру либо люди состоятельные, либо неимущие. Но здесь видна и кара уклоняющемуся от взноса в интересах обеспечения княжеских доходов.

9. А се покони вирнии были при Ярославѣ: вирнику взяти 7 вѣдеръ солоду на недѣлю, же овенъ любо полоть9, любо 2 ногатѣ10; а в середу куна оже сыръ, а в пятницю тако же, а куръ по двою ему на день, а хлѣбовъ 7 на недѣлю, а пшена 7 уборковъ11, а гороху 7 уборковъ, а соли 7 голважень12; то то вирнику со отрокомь; а кони 4, конемъ на ротъ сути овесъ; вирнику 8 гривенъ, а 10 кунъ13 перекладная14, а метелнику15 12 вѣкшии16, а съсадная гривна17.

9. А это вирные постановления, которые были при Ярославе: вирнику взять 7 ведер солода на неделю, а также барана или полтуши говядины, или 2 ногаты; а в среду куна или сыр, в пятницу столько же, две куры ему на день, а хлебов 7 на неделю, а пшена 7 уборков, а гороха 7 уборков, а соли 7 голважень; все это — вирнику с отроком, а коней содержат четырех, на каждого коня давать овес: вирнику — 8 гривен, а 10 кун — перекладная <подать>, а метельнику — 12 векш, и еще ссадная гривна.

10. О вирах. Аже будеть вира во 80 гривенъ, то вирнику 16 гривенъ и 10 кунъ и 12 вѣкши, а переди съсадная гривна, а за голову 3 гривны.

10. О вирах. Если вира 80 гривен, то вирнику 16 гривен и 10 кун и 12 векш, а ранее — ссадная гривна, а за убитого — 3 гривны.

Вместе с судебными пошлинами княжеская власть узурпирует древние судебные права свободных общинников и вводит княжеский суд. Вирник и сопровождавший его отрок (или отроки) творит в общине суд и расправу и взимает в пользу князя виры и продажи (по делам, не связанным с убийством), получая часть денег и в свою пользу. Кроме того, община обязана по закону содержать вирника и отрока, кормить их и их лошадей. Такие наезды становятся регулярными и свидетельствуют об усилении княжеской власти и суда.

11. О княжи отроци. Аже въ княжи отроци или в конюсѣ, или в поварѣ, то 40 гривенъ.

11. О княжеском отроке. Если за княжеского отрока, или за конюха, или за повара, то <вира> 40 гривен.

12. А за тивунъ18 за огнищныи19 ) и за конюшии20, то 80 гривенъ.

12. А за тиуна огнищного и за конюшего — 80 гривен.

13. А в сельскомь тивунѣ21 княжѣ или в ратаинѣмь22, то 12 гривенъ.

13. А за тиуна княжеского сельского или руководящего пахотными работами — 12 гривен.

14. А за рядовича23 5 гривенъ. Тако же и за боярескъ.

14. А за рядовича — 5 гривен. Столько же и за боярского <рядовича>.

15. О ремественицѣ24 и о ремественицѣ. А за ремественика и за ремественицю, то 12 гривенъ.

15. О ремесленнике и ремесленнице. А за ремесленника и за ремесленницу — 12 гривен.

16. А за смердии холопъ25 5 гривенъ, а за робу26 6 гривенъ.

16. А за смерда и холопа 5 гривен, а за робу — 6 гривен.

17. А за кормилця 12 гривенъ, тако же и за кормилицю, хотя си буди холопъ, хотя си роба.

17. А за кормильца27 12 гривен, столько же и за кормилицу, хотя это будет холоп или роба.

18. О поклепнѣи вирѣ. Аще будеть на кого поклепная вира, то же будеть послуховъ 7, то ти выведуть виру, паки ли варягъ или кто инъ, то два.

18. О недоказанном обвинении в убийстве. Если на кого будет недоказанное обвинение в убийстве, то выставить 7 свидетелей, чтобы они отвели обвинение; если же <обвиняемый> варяг или какой иной <иноземец>, то выставить двух свидетелей.

19. А по костехъ и по мертвеци не платить верви, аже имене не вѣдають, ни знають его.

19. А за останки и за мертвеца, если не ведомо его имя и он неизвестен, то вервь не платит.

20. Аже свержеть виру. А иже свержеть виру, то гривна кунъ сметная отроку; а кто и клепалъ, а тому дати другую гривну; а от виры помочьнаго28 9 кунъ.

20. Если отведет обвинение в убийстве. А если кто отведет обвинение в убийстве, то дает отроку гривну кун за оправдание; а кто его недоказанно обвинил, то тому дать другую гривну, а за помощь в отведении обвинения в убийстве 9 кун.

21. Искавше ли послуха и не налѣзуть истьця29 начнеть головою клепати30, то ти имъ правду желѣзо31.

21. Если ищут свидетеля и не найдут, а истец обвиняет в убийстве, то рассудить их испытанием железом.

22. Тако же и во всѣхъ тяжахъ, в татбѣ32 и в поклепѣ33; оже не будеть лиця34, то тогда дати ему желѣзо из неволи до полугривны золота35; аже ли менѣ, то на воду36, оли то до дву гривенъ, аже мене, то ротѣ ему ити по своѣ куны.

22. Так же и во всех судебных делах, о воровстве и о клевете, если не будет поличного, а иск не менее полугривны золота, то тогда принудительно привести ответчика к испытанию железом; если же менее значительный иск, то к испытанию водой; если до двух гривен или менее, то идти ему на судебную клятву в отношение своих кун.

В классовом обществе "божьи суды" представляли собой форму княжеского суда: в Киевском государстве они производились в присутствии княжеских судий, взимавших в пользу князя особую судебную пошлину - "железное", в XV-XVI вв. - боярина и дьяка, взимавших с тяжущихся "полевые пошлины".

23. Оже кто ударить мечемь. Аже кто ударить мечемь, не вынезъ его, или рукоятию, то 12 гривенъ продажи за обиду.

23. Если кто ударит мечом. Если кто ударит мечом, не обнажив его, или рукоятью, то 12 гривен штрафа в пользу князя за обиду.

24. Аже ли вынезъ мечь, а не утнеть, то гривна кунъ.

24. Если же, вынув меч, не ударит, то гривна кун.

25. Аже кто кого ударить батогомь, любо чашею, любо рогомь, любо тылѣснию, то 12 гривенъ.

25. Если кто кого ударит батогом, или чашей, или рогом, или тыльной стороной оружия, то 12 гривен.

26. Не терпя ли противу тому ударить мечемь, то вины ему в томь нѣтуть.

26. Если кто, не утерпев, ударит мечом того, кто нанес удар, то вины ему в этом нет.

27. Аче ли утнеть руку, и отпадеть рука или усохнеть или нога, или око, или нос утнеть37, то полувирье 20 гривенъ, а тому за вѣкъ 10 гривенъ.

27. Если посечет руку, и отпадет рука или усохнет, или нога, или глаз или нос повредит, то полувиры 20 гривен, а пострадавшему за увечье 10 гривен.

28. Аже перстъ утнеть кии любо, 3 гривны продажѣ, а самому гривна кунъ.

28. Если повредит какой-либо палец — 3 гривны штрафа князю, а пострадавшему гривна кун.

29. А придеть кровавъ мужь. Аже придеть кровавъ мужь на дворъ или синь, то видока ему не искати, но платити ему продажю 3 гривны; аще ли не будеть на немь знамения, то привести ему видокъ слово противу слова; а кто будеть почалъ, тому платити 60 кунъ; аче же и кровавъ придеть или будеть самъ почалъ, а вылѣзуть послуси, то то ему за платежь, оже и били.

29. Если придет окровавленный человек. Если придет на <княжеский> двор человек окровавленный или избитый до синяков, то не искать ему свидетелей, а платить ему <виновному> штраф князю 3 гривны; если следов побоев нет, то привести ему свидетеля в соответствии со словами его показания; а кто начал драку, тому платить 60 кун, если даже и придет окровавленный <человек>, но он сам начал, и придут свидетели, то за это ему платить, хотя его же и били.

30. Аже ударить мечемь, а не утнеть на смерть, то 3 гривны, а самому гривна за рану же лѣчебное, потнеть или на смерть, а вира.

30. Если <кто> ударит мечом, но не зарубит насмерть, то 3 гривны, а самому <пострадавшему> гривна за рану на лечение, если зарубит насмерть, то платить виру.

31. Аче попъхнеть мужь мужа любо к собѣ ли от собе, любо по лицю ударить, ли жердью ударить, а видока два выведуть, то 3 гривны продажи; аже будеть варягъ или колбягъ, то полная видока вывести и идета на роту.

31. Если человек толкнет человека к себе или от себя, или по лицу ударит, или жердью ударит, и представят двух свидетелей, то 3 гривны штрафа князю; если будет варяг или колбяг, то вывести на суд свидетелей сполна <тоже двух> и пусть они идут на судебную клятву.

32. О челяди. А челядинъ скрыеться, а закличють и на торгу, а за 3 дни не выведуть его, а познають и третии день, то свои челядинъ поняти, а оному платити 3 гривны продажи.

32. О челяди. Если челядин скроется, и объявят о нем на торгу, а в течение 3 дней его не вернут, то, если опознают его на третий день, <господину> забрать своего челядина, а тому <укрывателю> заплатить 3 гривны штрафа князю.

33. Аже кто всядеть на чюжь конь. Аже кто всядеть на чюжь конь не прашавъ, то 3 гривны.

33. Если кто сядет на чужого коня. Если кто сядет на чужого коня без спросу, то 3 гривны.

34. Аче кто конь погубить, или оружье, или портъ, а заповѣсть на торгу, а послѣ познаеть въ своемь городѣ, свое ему лицемь взяти, а за обиду платити ему 3 гривны.

34. Если у кого пропадет конь, оружие или одежда и он объявит о том на торгу, а после опознает пропажу в своем городе, то взять ему свое наличием, а за ущерб платить ему 3 гривны.

35. Аже кто познаеть свое, что будеть погубилъ или украдено у него что, или конь, или портъ, или скотина, то не рци и: «Се мое», но поиди на сводъ, кдѣ есть взялъ, сведитеся, кто будеть виноватъ, на того татба снидеть; тогда онъ свое возметь, а что погибло будеть с нимь, то же ему начнеть платити; аще будеть коневыи тать, выдати князю на потокъ; паки ли будеть клѣтныи тать, то 3 гривны платити ему.

35. Если кто познает свое, что у него пропало или было украдено, или конь, или одежда, или скотина, то не говори тому <у кого пропажа обнаружена>: «Это мое», но пойди на свод, где он взял, пусть сойдутся <участники сделки и выяснят>, кто виноват, на того и падет обвинение в краже; тогда истец возьмет свое, а что пропало вместе с этим, то ему виновный выплатит; если будет конокрад, то выдать его князю на изгнание; если вор, обокравший клеть, то ему платить 3 гривны.

36. О сводѣ38. Аже будеть во одиномь городѣ, то ити истьцю до конця того свода; будеть ли сводъ по землямъ, то ити ему до третьяго свода; а что будеть лице, то тому платити третьему кунами за лице, а с лицемь ити до конця своду, а истьцю ждати прока, а кдѣ снидеть на конечняго, то тому все платити и продажю.

36. О своде. Если будет <свод> в одном городе, то идти истцу до конца этого свода; если будет свод по <разным> землям, то идти ему до третьего свода; а в отношении наличной <краденой> вещи, то третьему <ответчику> деньгами платить за наличную вещь, а с наличной вещью идти до конца свода, а истец пусть ждет остального <из пропавшего>, а где обнаружат последнего <по своду>, то тому платить за все и штраф князю.

37. О татбѣ. Паки ли будеть что татебно купилъ в торгу, или конь, или портъ, или скотину, то выведеть свободна мужа два или мытника; аже начнеть не знати, у кого купилъ, то ити по немь тѣмъ видокомъ на роту, а истьцю свое лице взяти; а что с нимь погибло, а того ему желѣти, а оному желѣти своихъ кунъ, зане не знаеть у кого купивъ; познаеть ли на долзѣ, у кого то купилъ, то своѣ куны возметь, и сему платити, что у него будеть погибло, а князю продажю.

37. О воровстве. Если <кто> купил что-либо ворованное на торгу, или коня, или одежду, или скотину, то пусть он выведет свидетелями двух свободных человек или сборщика торговых пошлин; если же он не знает, у кого купил, то пусть те свидетели идут на судебную клятву в его пользу, а истцу взять свое украденное; а что вместе с этим пропало, то о том ему лишь сожалеть, а ответчику сожалеть о своих деньгах, поскольку не знает, у кого купил краденое; если позднее ответчик опознает, у кого это купил, то пусть возьмет у него свои деньги, а тому платить <за все>, что у него <ответчика> пропало, а князю штраф.

38. Аже познаеть кто челядь. Аще познаеть кто челядинъ свои украденъ, а поиметь и, то оному вести и по кунамъ до 3-го свода; пояти же челядинъ в челядина мѣсто, а оному дати лице, ать идеть до конечняго свода, а то есть не скотъ, нѣ лзѣ рчи: «Не веде, у кого есмь купилъ», но по языку ити до конця; а кдѣ будеть конечнии тать, то опять воротить челядина, а свои поиметь, и проторъ тому же платити, а князю продажѣ 12 гривенъ в челядинѣ или украдше.

38. Если кто опознает <свою> челядь. Если кто опознает своего украденного челядина и вернет его, то он должен вести его по денежным сделкам до третьего свода и взять у третьего ответчика челядина вместо своего, а тому дать опознанного: пусть идет до последнего свода, потому что он не скот, нельзя ему говорить: «Не знаю, у кого я куплен», но идти по показаниям челядина до конца; а когда будет выявлен истинный вор, то опять вернуть господину украденного челядина, а третьему ответчику взять своего, и за ущерб <истцу> тому же вору платить, а князю 12 гривен штрафа за кражу челядина.

39. О сводѣ же. А ис своего города в чюжю землю свода нѣтуть, но тако же вывести ему послухи любо мытника, передъ кимь же купивше, то истьцю лице взяти, а прока ему желѣти, что с нимь погибло, а оному своихъ кунъ желѣти.

39. О своде же. А из своего города в чужую землю свода нет, но также представить <ответчику> свидетелей или сборщика пошлин, перед которым была совершена покупка, а истцу взять наличное, а об остальном, что с ним пропало, только сожалеть, а тому, кто купил краденое, сожалеть о своих деньгах.

40. О татьбѣ. Аже убиють кого у клѣти или у котороѣ татбы, то убиють во пса мѣсто; аже ли и додержать свѣта, то вести на княжь дворъ; оже ли убиють и, а уже будуть людие связана видѣли, то платити в томь 12 гривенъ.

40. О воровстве. Если убьют кого-либо у клети или во время какого иного воровства, то его можно убить как собаку; если продержат его до рассвета, то вести на княжеский двор; если же убьют его, а люди видели его уже связанным, то платить за него 12 гривен.

41. Аже крадеть кто скотъ въ хлѣвѣ или клѣть, то же будеть одинъ, то платити ему 3 гривны и 30 кунъ; будеть ли ихъ много, всѣмъ по 3 гривны и по 30 кунъ платити.

41. Если кто крадет скот в хлеве или клеть, то если один <крал>, то платить ему 3 гривны и 30 кун; если же их много <крало>, то всем платить по 3 гривны и по 30 кун.

42. О татбѣ же. Аже крадеть скотъ на поли, или овцѣ, или козы, ли свиньи, 60 кунъ; будеть ли ихъ много, то всѣмъ по 60 кунъ.

42. О воровстве же. Если крадет скот в поле, или овец, или коз, или свиней, то 60 кун; если воров будет много, то всем по 60 кун.

43. Аже крадеть гумно или жито въ ямѣ, то колико ихъ будеть крало, то всѣмъ по 3 гривны и по 30 кунъ.

43. Если крадет на гумне или зерно в яме, то сколько их крало, всем по 3 гривны и по 30 кун.

44. А у него же погибло, то оже будеть лице, лице поиметь, а за лѣто возметь по полугривнѣ.

44. А у кого <что> пропало, но будет <обнаружено> в наличии, пусть наличное возьмет, а за <каждый> год пусть возьмет по полугривне.

45. Паки ли лиця не будеть, а будеть былъ княжь конь, то платити за нь 3 гривны, а за инѣхъ по 2 гривны.

45. Если же наличного не будет, а это был княжеский конь, то платить за него 3 гривны, а за других по 2 гривны.

А се уроци скоту. Аже за кобылу 60 кунъ, а за волъ гривна, а за корову 40 кунъ, а за третьяку 30 кунъ, за лоньщину пол гривны, за теля 5 кунъ, а за свинью 5 кунъ, а за порося ногата, за овцю 5 кунъ, за боранъ ногата, а за жеребець, аже не всѣдано на нь, гривна кунъ, за жеребя 6 ногатъ, а за коровие молоко 6 ногатъ39; то ти уроци смердомъ, оже платять князю продажю.

А это постановление о скоте. За кобылу — 60 кун, а за вола — гривна, а за корову — 40 кун, а за трехлетку — 30 кун, за годовалого — полгривны, за теленка — 5 кун, за свинью — 5 кун, а за поросенка — ногата, за овцу — 5 кун, за барана — ногата, а за жеребца, если он необъезжен — гривна кун, за жеребенка — 6 ногат, за коровье молоко — 6 ногат; это постановление для смердов, если платят князю штраф.

46. Аже будуть холопи татье, судъ княжь. Аже будуть холопи татие любо княжи, любо боярьстии, любо чернечь, их же князь продажею не казнить, зане суть не свободни, то двоиче платить ко истьцю за обиду.

46. Если окажутся воры холопами, то суд княжеский. Если окажутся воры холопами, или княжескими, или боярскими, или принадлежащими монахам, то их князь штрафом не наказывает, потому что они несвободны, но пусть вдвойне платит <их господин > истцу за ущерб.

47. Оже кто кунъ взищеть. Аже кто взищеть кунъ на друзѣ, а онъ ся начнеть запирати, то оже на нь выведеть послуси, то ти поидуть на роту, а онъ возметь своѣ куны; зане же не далъ ему кунъ за много лѣтъ, то платити ему за обиду 3 гривны.

47. Если кто денег взыщет <на ком-либо>. Если кто взыщет на другом денег, а тот станет отказываться, то если <истец> выставит против него свидетелей, а те пойдут на судебную клятву, то пусть он возьмет свои деньги; а поскольку <ответчик> не отдавал ему деньги в течение многих лет, то заплатить ему за ущерб 3 гривны.

48. Аже кто купець купцю дасть в куплю куны или в гостьбу, то купцю пред послухи кунъ не имати, послуси ему не надобѣ, но ити ему самому ротѣ, аже ся почнеть запирати.

48. Если какой-либо купец даст другому купцу денег для местных торговых сделок или для дальней торговли, то купцу не нужно предъявлять деньги перед свидетелями, свидетели ему <на суде> не нужны, но идти ему самому на судебную клятву, если <ответчик> станет запираться.

49. О поклажаи. Аже кто поклажаи кладеть у кого любо, то ту послуха нѣтуть, но оже начнеть болшимь клепати, тому ити ротѣ, у кого то лежал товаръ: «А толко еси у мене положилъ», зане же ему въ бологодѣлъ и хоронилъ товаръ того.

49. О товаре, данном на хранение. Если кто кладет товар на хранение у кого-либо, то здесь свидетель не нужен, но если <положивший товар на хранение> станет необоснованно требовать большего, то идти на судебную клятву тому, у кого товар лежал, <и пусть скажет>: «Ты у меня положил именно столько, <но не более>», ведь он его благодетель и хранил товар его.

50. О рѣзѣ. Аже кто даеть куны в рѣзъ, или наставъ в медъ, или жито во просопъ, то послухи ему ставити: како ся будеть рядилъ, тако же ему имати.

50. О проценте. Если кто дает деньги под проценты, или мед с возвратом в увеличенном количестве, или зерно с возвратом с надбавкой, то следует ему представить свидетелей: как договаривались, так ему и получить.

51. О мѣсячнѣмь рѣзѣ. А мѣсячныи рѣзъ, оже за мало, то имати ему; заидуть ли ся куны до того же года, то дадять ему куны въ треть40, а мѣсячныи рѣзъ погренути.

51. О месячном проценте. А месячный процент брать ему <кредитору>, если <договорились> о малом <сроке>; если же деньги не будут выплачены в срок, то дают ему деньги в треть, а от месячного процента отказаться.

52. Послуховъ ли не будеть, а будеть кунъ 3 гривны, то ити ему про своѣ куны ротѣ; будеть ли боле кунъ, то речи ему тако: «Промиловался еси, оже еси не ставил послуховъ».

52. Если свидетелей не будет, а <долг> составит 3 гривны кун, то идти ему на судебную клятву <с иском> на свои деньги; если же <долг составил > большую сумму, то сказать ему так: «Сам виноват, что давал в долг без свидетелей».

Уставъ Володимѣрь Всеволодича.

53. Уставъ Володимѣрь Всеволодича41. А се уставилъ Володимѣръ Всеволодичь по Святополцѣ42, созва дружину свою на Берестовѣмь43: Ратибора44 Киевьского тысячьского45, Прокопью46 Бѣлогородьского тысячьского, Станислава47 Переяславьского тысячьского, Нажира48, Мирослава49, Иванка Чюдиновича50, Олгова51 мужа, и уставили до третьяго рѣза52, оже емлеть въ треть куны; аже кто возметь два рѣза, то то ему взяти исто; паки ли возметь три рѣзы, то иста53 ему не взяти.

53. Устав Владимира Всеволодовича. А это постановил Владимир Всеволодович после смерти Святополка, созвав свою дружину в Берестове: Ратибора, киевского тысяцкого, Прокопия, белгородского тысяцкого, Станислава, переяславского тысяцкого, Нажира, Мирослава, Иванко Чудиновича, мужа Олега, и постановили, что <долг> взимают из процента на два третий, если <должник> берет деньги в треть; если кто возьмет проценты дважды, то тогда ему взять сам долг; если он возьмет проценты трижды, то <самого> долга ему не брать.

Таким образом, если ростовщик дал взаймы 10 гривен, то один "третный рез" равен 5 гривнам. Взяв с должника "два реза" - 10 гривен, кредитор имел право взыскать и основную сумму долга - 10 гривен. Взыскав с должника "три реза" (5+5+5), ростовщик терял право на взыскание основной суммы долга.

Аже кто емлеть по 10 кунъ от лѣта на гривну, то того не отмѣтати.

Если кто взимает по 10 кун на гривну за год, то этого не запрещать.

Такие проценты разрешалось брать (в отличие от "третных") без ограничения срока. К постановлениям Владимира Мономаха и его бояр о резах относятся ст. 47-49, отменявшие правило ст. 46, которая отдавала должника в полную волю ростовщика (как договорились, так и плати). Однако законы Мономаха лишь ретулировали размеры и процедуру взыскания процеитов, основываясь на обычной практике взыскания весьма высоких процентов.

54. Аже которыи купець истопиться. Аже которыи купець, кдѣ любо шедъ съ чюжими кунами, истопиться, любо рать возметь, ли огнь, то не насилити ему, ни продати его; но како начнеть от лѣта платити, тако же платить, зане же пагуба от Бога есть, а не виноватъ есть; аже ли пропиеться или пробиеть, а в безумьи чюжь товаръ испортить, то како любо тѣмъ, чии то товаръ: ждуть ли ему, а своя имъ воля, продадять ли, а своя имъ воля.

54. Если какой-нибудь купец потерпит кораблекрушение. Если какой-нибудь купец, отправившись куда-либо с чужими деньгами, потерпит кораблекрушение, или нападут на него, или от огня пострадает, то не творить над ним насилия, не продавать его; но если он станет погодно выплачивать долг, то пусть так и платит, ибо эта погуба от Бога, а он не виноват; если же он пропьется или пробьется об заклад <проспорит>, или по неразумению повредит чужой товар, то пусть будет так, как захотят те, чей это товар: будут ли ждать, пока он выплатит, это их право, продадут ли его, это их право.

55. О долзѣ. Аже кто многимъ долженъ будеть, а пришедъ гость из иного города или чюжеземець, а не вѣдая запустить за нь товаръ, а опять начнеть не дати гости кунъ, а первии должебити начнуть ему запинати, не дадуче ему кунъ, то вести и на торгъ, продати же и отдати же первое гостины куны, а домашнимъ, что ся останеть кунъ, тѣм же ся подѣлять; паки ли будуть княжи куны, то княжи куны первое взяти, а прокъ в дѣлъ; аже кто много рѣза ималъ, то тому не имати.

55. О долге. Если кто-нибудь будет многим должен, а приехавший из другого города купец или чужеземец, не зная того, доверит ему свой товар, а <тот> станет не возвращать гостю денег, и первые заимодавцы станут ему препятствовать, не давая ему денег, то вести его на торг, продать <его> вместе с имуществом, и в первую очередь отдать деньги чужому купцу, а своим — те деньги, что останутся, пусть они разделят; если будут княжеские деньги, то княжеские деньги отдать в первую очередь, а остальное в раздел; если кто взимал <уже> много процентов, то тому <свою часть долга> не брать.

56. Аже закупъ54 бѣжить. Аже закупъ бѣжить от господы, то обель55; идеть ли искать кунъ56, а явлено ходить, или ко князю или къ судиямъ бѣжить обиды дѣля своего господина, то про то не роботять его, но дати ему правду57.

56. Если закуп бежит. Если закуп бежит от господина, то становится полным <холопом >; уйдет ли в поисках денег, но уходит открыто, или бежит к князю или к судьям из-за оскорблений своего господина, то за это его не превращают в холопы, но дать ему <княжеское> правосудие.

По церковному закону "Правосудие митрополичье", "закупный наймит", не пожелавший оставаться у господина и обратившийся в суд, мог получить свободу, возвратив феодалу "вьдвое задаток", что было равносильно на практике полной невозможности порвать с господином, так как тот определял и размеры своего "задатка" закупу (см.: Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв. М. 1976. С. 210).

57. О закупѣ же. Аже у господина ролеиныи закупъ, а погубить воискии конь58, то не платити ему; но еже далъ ему господинъ плугь и борону, от него же купу емлеть, то то погубивше платити; аже ли господинъ его отслеть на свое орудье, а погибнеть без него, то того ему не платити.

57. О закупе же. Если у господина пашенный закуп, а он погубит своего коня, то <господину> не надо платить ему, но если господин дал ему плуг и борону и от него же взимает купу, то, погубив их, он платит; если же господин отошлет его по своему делу, а что-либо господское погибнет в его отсутствие, то за это ему платить не надо.

58. О закупѣ же. Аже изъ хлѣва выведуть, то закупу того не платити; но же погубить на поли и въ дворъ не вженеть и не затворить, кдѣ ему господинъ велить, или орудья своя дѣя, а того погубить, то то ему платити.

58. О закупе же. Если из запертого хлева <скот> выведут, то закупу за это не платить; но если <он> погубит <скот> на поле, не загонит <его> во двор или не затворит, где ему велит господин, или во время работы на себя, и погубит его, то за это ему платить.

59. Аже господинъ переобидить закупа, а увидить купу его или отарицю59, то то ему все воротити, а за обиду платити ему 60 кунъ.

59. Если господин нанесет ущерб закупу, причинит вред его купе или личной собственности, то это все ему возместить, а за ущерб ему платить 60 кун.

60. Паки ли прииметь на немь кунъ, то опять ему воротити куны, что будеть принялъ, а за обиду платити ему 3 гривны продажи.

60. Если < господин > возьмет на нем больше денег, то вернуть ему деньги, которые взял <сверх меры>, а за ущерб ему платить 3 гривны штрафа князю.

61. Продасть ли господинъ закупа обель, то наимиту60 свобода во всѣхъ кунахъ, а господину за обиду платити 12 гривенъ продажѣ.

61. Если господин продаст закупа в полные холопы, то должнику под проценты свобода во всех <взятых в долг> деньгах, а господину за обиду платить 12 гривен штрафа князю.

62. Аже господинъ бьеть закупа про дѣло, то без вины есть; биеть ли не смысля, пьянъ, а без вины, то яко же въ свободнѣмь платежь, тако же и в закупѣ.

62. Если господин бьет закупа за дело, то он не виновен; если он бьет не соображая, пьяным и без вины, то следует платить <штраф князю> как и за свободного, так и за закупа.

63. О холопѣ. Аже холопъ обелныи выведеть61 конь чии любо, то платити за нь 2 гривны.

63. О холопе. Если полный холоп украдет чьего-либо коня, то платить за него 2 гривны.

64. О закупѣ. Аже закупъ выведеть что, то господинъ в немь62; но оже кдѣ и налѣзуть, то преди заплатить господинъ его конь или что будеть ино взялъ, ему холопъ обелныи; и паки ли господинъ не хотѣти начнеть платити за нь, а продасть и, отдасть же переди или за конь или за волъ, или за товаръ, что будеть чюжего взялъ, и прокъ ему самому взяти собѣ.

64. О закупе. Если закуп украдет что-либо, то господин <волен> в нем; но если где-нибудь его найдут, то господин должен прежде всего заплатить за его коня или иное, что он взял, а его <закупа> делает полным холопом; а если господин не захочет платить за него и продаст его, то прежде всего пусть отдаст за коня, или за вола, или за товар, что взял чужого, а остальное взять ему самому себе.

В любом случае проворовавшийся закуп становился холопом, так же как при побеге от господина.

65. А се, аже холопъ ударить. Аже холопъ ударить свободна мужа, а убѣжить в хоромъ, а господинъ его не выдасть, то платити за нь господину 12 гривенъ; а затѣмь аче и кдѣ налѣзеть удареныи тъ своего истьця, кто его ударилъ, то Ярославъ былъ уставилъ убити и, но сынове его по отци уставиша на куны, любо бити и розвязавше, любо ли взяти гривна кунъ за соромъ.

65. А это, если холоп ударит. Если холоп ударит свободного человека и убежит в дом, а господин его не выдаст, то платить за него господину 12 гривен; а затем, если где найдет тот ударенный своего ответчика, который его ударил, то Ярослав постановил его убить, но сыновья после смерти отца постановили выкуп деньгами, либо бить его, развязав, либо взять гривну кун за оскорбление.

66. О послушьствѣ. А послушьства на холопа не складають; но оже не будеть свободнаго, то по нужи сложити на боярьска тивуна, а на инѣхъ не складывати.

66. О свидетельстве. А свидетельства на холопа не возлагают; но если не будет свободного, то по необходимости возложить на боярского тиуна, а на других холопов не возлагать.

А в малѣ тяжѣ63 по нужи възложити на закупа.

А в малом иске по необходимости возложить свидетельство на закупа.

Речь идет о сельском или ратайном тиунах бояр и князей, поступивших к ним в холопы "без ряду", жизнь которых оценивалась в 12 гривен (ст. II). Свидетельство тиунов принималось во внимание лишь при отсутствии свободных свидетелей, потому что они занимали в хозяйстве бояр более высокое положение, чем рядовые холопы.

67. О бородѣ. А кто порветь бороду, а въньметь знамение, а вылѣзуть людие, то 12 гривенъ продажѣ; аже безъ людии, а в поклепѣ, то нѣту продажѣ.

67. О бороде. А кто повредит бороду и останутся следы этого и будут свидетели, то 12 гривен штрафа князю; если же свидетелей нет и обвинение не доказано, то штрафа князю нет.

68. О зубѣ. Аже выбьють зубъ, а кровь видять у него во ртѣ, а людье вылѣзуть, то 12 гривенъ продажѣ, а за зубъ гривна.

68. О зубе. Если выбьют зуб и кровь видят у него <пострадавшего> во рту, и будут свидетели, то 12 гривен штрафа князю, а за зуб гривна.

69. Аже украдеть кто бобръ, то 12 гривенъ.

69. Если кто украдет бобра, то 12 гривен.

70. Аже будеть росѣчена земля или знамение, им же ловлено, или сѣть, то по верви искати в собе татя любо платити продажю.

70. Если будет разрыта земля или <обнаружен> признак <снасти>, которой производился отлов, или сеть, то по верви искать у себя вора или платить <верви> княжеский штраф.

71. Аже кто борть разнаменаеть. Аже разнаменаеть борть, то 12 гривенъ.

71. Если кто уничтожит знак собственности на борти. Если кто уничтожит знак собственности на борти, то 12 гривен.

72. Аже межю64 перетнеть бортьную, или ролеиную разореть, или дворную тыномь перегородить межю, то 12 гривенъ продажи.

72. Если межу порубит бортную или пашенную распашет или забором перегородит дворовую межу, то 12 гривен штрафа князю.

73. Аже дубъ подотнеть знаменьныи или межьныи, то 12 гривенъ продажѣ.

73. Если подрубит дуб со знаком собственности или межевой, то 12 гривен штрафа князю.

74. А се наклади65. А се наклады 12 гривенъ: отроку66 2 гривны и 20 кунъ, а самому ѣхати со отрокомь на дву коню, сути же на ротъ овесъ, а мясо дати овенъ любо полоть, а инѣмь кормомь, что има черево возметь, писцю 10 кунъ, перекладнаго67 5 кунъ, за мѣхъ68 двѣ ногатѣ.

74. А это дополнительные пошлины. А это дополнительные пошлины к штрафу в 12 гривен: отроку — 2 гривны и 20 кун, а самому <судебному исполнителю> ехать с отроком на двух конях, и давать им на каждого овса, а мяса дать — барана или полтуши говядины, а остального корма — сколько эти двое съедят, а писцу — 10 кун, перекладного — 5 кун, за мех две ногаты.

75. А се о борти. Аже борть подътнеть, то 3 гривны продажѣ, а за дерево пол гривны.

75. А это о борти. Если борть подрубит, то 3 гривны штрафа князю, а за дерево — полгривны.

76. Аже пчелы выдереть, то 3 гривны продажи; а за медъ, аже будеть пчелы не лажены, то 10 кунъ; будеть ли олѣкъ, то 5 кунъ69.

76. Если украдет рой пчел, то 3 гривны штрафа князю; а за мед, если пчелы не приготовлены на зимовку, то 10 кун, если подготовлены, то 5 кун.

Бортные урожаи в лесах или пасеки с ульями принадлежали князьям и другим феодалам в числе наиболее ценных угодий. Воск и мед были одними из самых дорогих товаров, вывозимых из Руси.

77. Не будеть ли татя, то по слѣду женуть; аже будеть слѣдъ ли к селу или к товару, а не отсочать от собе слѣда, ни ѣдуть на слѣдъ или отбьють, то тѣмь платити татбу и продажю; а слѣдъ гнати с чюжими людми а с послухи; аже погубять слѣдъ на гостиныцѣ на велицѣ, а села не будеть, или на пустѣ, кдѣ же не будеть ни села, ни людии, то не платити ни продажи, ни татбы70.

77. Если вор не будет обнаружен, то пусть ищут по следу; если след будет к селу или к торговому стану, а люди не отведут от себя следа, не поедут вести расследование или силой откажутся, то им платить украденное и штраф князю; а вести расследование с другими людьми и со свидетелями; если след потеряется на большой торговой дороге, а рядом не будет села или будет незаселенная местность, где нет ни села, ни людей, то не оплачивать ни штрафа князю, ни украденного.

78. О смердѣ. Аже смердъ мучить смерда безъ княжа слова, то 3 гривны продажи, а за муку71 гривна кунъ; аже огнищанина мучить, то 12 гривенъ продажѣ, а за муку гривна.

78. О смерде. Если смерд мучает смерда без княжеского повеления, то 3 гривны штрафа князю, а за муку <пострадавшему> гривна кун; если кто будет мучить огнищанина, то 12 гривен штрафа князю, а за муку <пострадавшему> гривна.

Равная плата "за муку" смерду и огнищанину (княжескому слуге) назначена потому, что имеется в виду слуга-холоп, за убийство которого взималось 12 гривен (ст. II), в то время как за убийство тиуна огнищного или конюшего взимали двойную виру - 80 гривен (ст. 10).

79. Аже лодью украдеть, то 60 кунъ продажѣ, а лодию лицемь воротити; а за морьскую лодью 3 гривны, а за набоиную лодью72 2 гривны, за челнъ 20 кунъ, а за стругъ гривна.

79. Если кто украдет ладью, то 60 кун штрафа князю, а саму эту ладью вернуть; а за морскую ладью — 3 гривны, а за набойную ладью — 2 гривны, за челн — 20 кун, а за струг — гривна.

80. О перевѣсѣхъ. Аже кто подотнеть вервь в перевѣсѣ, то 3 гривны продажи, а господину за вервь гривна кунъ.

80. О сетях для ловли птиц. Если кто подрежет веревку в сети для ловли птиц, то 3 гривны штрафа князю, а владельцу за веревку гривна кун.

81. Аже кто украдеть въ чьемь перевѣсѣ ястрябъ или соколъ, то продажѣ 3 гривны, а господину гривна; а за голубь 9 кунъ, а за куря 9 кунъ, а за утовь 30 кунъ, а за густь 30 кунъ, а за лебедь 30 кунъ, а за жеравль 30 кунъ.

81. Если <кто> украдет в чьей-нибудь сети для ловли птиц ястреба или сокола, то штрафа князю — 3 гривны, а господину — гривна, а за голубя — 9 кун, а за куропатку (?) — 9 кун, а за утку — 30 кун, а за гуся — 30 кун, а за лебедя — 30 кун, а за журавля — 30 кун.

82. А в сѣнѣ и въ дровѣхъ 9 кунъ, а господину колико будеть возъ украдено, то имати ему за возъ по 2 ногатѣ.

82. А за сено и за дрова — 9 кун, а сколько возов украдено, то владельцу получить за каждый воз по 2 ногаты.

83. О гумнѣ. Аже зажьжеть гумно, то на потокъ и на грабежь домъ его, переди пагубу исплатившю, а въ процѣ князю поточити и. Тако же аже кто дворъ зажьжеть.

83. О гумне. Если кто подожжет гумно, то на изгнание и разграбление весь его дом, но сначала он должен выплатить за погубленное, а остальное его хозяйство князь конфискует. Такое же наказание, если кто подожжет двор.

84. А кто пакощами конь порѣжеть или скотину, то продажѣ 12 гривенъ, а за пагубу господину урокъ платити.

84. Если кто злонамеренно зарежет коня или скотину, то князю штраф 12 гривен, а за ущерб господину платить назначенное возмещение.

85. Ты тяжѣ всѣ судять послухи свободыми; будеть ли послухъ холопъ, то холопу на правду не вылазити; но оже хощеть истець, или иметь и, а река тако: «По сего рѣчи емлю тя, но язъ емлю тя, а не холопъ», и емѣти и на желѣзо; аже обинити и, то емлеть на немь свое; не обинить ли его, а платити ему гривна за муку, зане по холопьи рѣчи яли.

85. Эти все тяжбы судят при свободных свидетелях; если будет свидетель холопом, то холопу на суд не являться; но если хочет истец использовать его свидетелем, то пусть скажет так: «Я привлекаю тебя по показаниям этого <холопа>, но привлекаю тебя я, а не холоп», и может взять его <ответчика> на испытание железом; если тот будет осужден, то он возьмет свое по суду, если же тот не будет осужден, то <истцу> заплатить ему гривну за муку, ибо брали его по показаниям холопа.

86. А желѣзного платити 40 кунъ, а мечнику 5 кунъ, а пол гривны дѣтьскому73; то ти желѣзныи урокъ, кто си в чемь емлеть.

86. А при испытании железом платить <в суд> 40 кун, а мечнику 5 кун, а детскому полгривны; это плата за испытание железом, кто за что получает.

87. Аже иметь на желѣзо по свободныхъ людии рѣчи, либо ли запа на нь будеть, любо прохожение нощное, или кимь любо образомь аже не ожьжеть, то про муки не платити ему, но одино желѣзное, кто и будеть ялъ.

87. А если привлекают на испытание железом по показаниям свободных людей, или подозрение на нем будет, либо ночью проходил <у места преступления>, то если <обвиняемый> каким-либо образом не обожжется, то за муки ему не платят, но только судебную пошлину за испытание железом платит тот, кто вызывал на суд.

88. О женѣ. Аже кто убиеть жену, то тѣм же судомь судити, яко же и мужа; аже будеть виноватъ, то пол виры 20 гривенъ.

88. О женщине. Если кто убьет женщину, то судить, таким же судом, что и за убийство мужчины; если же <убитый>будет виноват, то платить полвиры 20 гривен.

89. А в холопѣ и в робѣ виры нѣтуть; но оже будеть без вины убиенъ, то за холопъ урокъ платити или за робу, а князю 12 гривенъ продажѣ.

89. А за убийство холопа или робы виру не платят; но если кто-нибудь из них будет убит без вины, то за холопа или за робу платят назначенные судом деньги, а князю 12 гривен штрафа.

90. Аже умреть смердъ. Аже смердъ умреть, то задница74 князю75; аже будуть дщери у него дома, то даяти часть на нѣ; аже будуть за мужемь, то не даяти части имъ.

90. Если умрет смерд. Если смерд умрет, то наследство князю; если будут у него дома дочери, то выделить им часть <наследства>; если они будут замужем, то части им не давать.

91. О задницѣ боярьстѣи и о дружиннѣи. Аже в боярехъ любо въ дружинѣ, то за князя задниця не идеть; но оже не будеть сыновъ, а дчери возмуть.

91. О наследстве боярина и дружинника. Если умрет боярин или дружинник, то наследство князю не отходит; а если не будет сыновей, то возьмут дочери.

92. Аже кто умирая раздѣлить домъ свои дѣтемъ, на том же стояти; паки ли безъ ряду умреть, то всѣмъ детѣмъ, а на самого часть дати души.

92. Если кто, умирая, разделит хозяйство свое между детьми, то так тому и быть; если же умрет без завещания, то разделить на всех детей, а на самого <покойного> отдать часть на помин души.

93. Аже жена сядеть по мужи, то на ню часть дати, а что на ню мужь възложить, тому же есть госпожа, а задниця еи мужня не надобѣ.

93. Если после смерти мужа жена останется вдовой, то детям на нее выделить часть, а что ей завещал муж, тому она госпожа, а наследство мужа ей не следует.

94. Будуть ли дѣти, то что первоѣ жены, то то возмуть дѣти матере своея; любо си на жену будеть възложилъ, обаче матери своеи возмуть.

94. Если будут дети от первой жены, то дети возьмут наследство своей матери; если же муж завещал это второй жене, все равно они получат наследство своей матери.

95. Аже будеть сестра в дому, то тои задницѣ не имати, но отдадять ю за мужь братия, како си могуть.

95. Если в доме будет сестра, то ей <отцовского> наследства не брать, но братьям следует отдать ее замуж, как они смогут.

96. А се закладаюче городъ. А се уроци городнику: закладаюче городню76, куну взяти, а кончавше ногата; а за кормъ, и за вологу, и за мяса, и за рыбы 7 кунъ на недѣлю, 7 хлѣбовъ, 7 уборковъ пшена, 7 луконъ овса на 4 кони; имати же ему, донелѣ городъ срубять; а солоду одину дадять 10 луконъ.

96. А это <пошлины> при закладке городских укреплений. А это пошлины строителю городских укреплений: при закладке городни взять куну, а при окончании — ногату; а на корм, и питье, и мясо, и рыбу — 7 кун на неделю, 7 хлебов, 7 уборков пшена, 7 лукон овса на 4 коней; брать же ему столько, пока не будут построены городские укрепления; солода пусть дают 10 лукон один раз <на все время работы>.

97. О мостницѣхъ. А се мостнику уроци: помостивше мостъ, взяти от 10 локотъ по ногатѣ; аже починить моста ветхаго, то колико городнѣ починить, то взяти ему по кунѣ от городнѣ; а мостнику самому ѣхати со отрокомь на дву коню, 4 лукна овса на недѣлю, а ѣсть, что можеть.

97. О строителях мостов. А это пошлины строителю мостов: когда он построит мост, пусть возьмет по ногате за 10 локтей <моста>; если будет чинить старый мост, то сколько починит пролетов, взять ему от пролета по куне; а ехать строителю мостов самому с отроком на двух конях, <брать> 4 лукна овса на неделю, а есть — сколько хочет.

98. А се о задницѣ. Аже будуть робьи дѣти у мужа, то задници имъ не имати, но свобода имъ с матерью.

98. А это о наследстве. Если были у человека дети от робы, то наследства им не иметь, но предоставить свободу им с матерью.

99. Аже будуть в дому дѣти мали, а не джи ся будуть сами собою печаловати, а мати имъ поидеть за мужь, то кто имъ ближии будеть, тому же дати на руцѣ и с добыткомь и с домомь, донелѣ же возмогуть; а товаръ дати перед людми; а что срѣзить товаромь тѣмь ли пригостить, то то ему собѣ, а истыи товаръ воротить имъ, а прикупъ ему собѣ, зане кормилъ и печаловалъся ими; яже от челяди плод или от скота, то то все поимати лицемь; что ли будеть ростерялъ, то то все ему платити дѣтемъ тѣм; аче же и отчимъ прииметь дѣти съ задницею, то тако же есть рядъ.

99. Если будут в доме дети малые, и не смогут они сами о себе позаботиться, а мать их пойдет замуж, то тому, кто им будет близкий родственник, дать их на руки с приобретениями и с основным хозяйством, пока не смогут сами заботиться о себе; а товар передать перед людьми, а что этим товаром он наживет передачей его под проценты или торговлей, то это ему <опекуну>, а первоначальный товар воротить им <детям>, а доход ему себе, поскольку кормил и заботился о них; если же будет от челяди приплод или от скота, то все это <детям> получить наличием; если что растратит, то за все это тем детям заплатить; если же и отчим <при женитьбе> возьмет детей с наследством, то такое же условие.

100. А дворъ без дѣла отень всякъ меншему сынови.

100. А отчий двор без раздела всегда младшему сыну.

101. О женѣ, аже ворчетъ сѣдѣти. Аже жена ворчеть сѣдѣти по мужи, а ростеряеть добытокъ и поидеть за мужь, то платити еи все дѣтемъ.

101. О жене, если она собралась остаться вдовой. Если жена собралась остаться вдовой, но растратит имущество и выйдет замуж, то она должна оплатить все <утраты> детям.

102. Не хотѣти ли начнуть дѣти еи ни на дворѣ, а она начнеть всяко хотѣти и сѣдѣти, то творити всяко волю, а дѣтемъ не дати воли; но что еи далъ мужь, с тѣм же еи сѣдѣти или, свою часть взѣмше, сѣдѣти же.

102. Если дети не захотят ее проживания на дворе, а она поступит по своей воле и останется, то любым образом исполнить <ее> волю, а детям воли не давать; а что ей дал муж, с тем ей и остаться <на дворе невыделенно> или, взяв свою часть, остаться <на дворе выделение>.

103. А матерня часть не надобѣ дѣтемъ, но кому мати дасть, тому же взяти; дасть ли всѣмъ, а вси роздѣлять; безъ языка ли умреть, то у кого будеть на дворѣ была и кто ю кормилъ, то тому взяти.

103. А на <выделенную> часть материнского имущества дети прав не имеют, но кому мать отдаст, тому взять; если отдаст всем, то пусть все разделят; если умрет без завещания, то у кого на дворе она находилась и кто ее кормил, то тому взять <ее имущество>.

104. Аже будуть двою мужю дѣти, а одиноѣ матери, то онѣмъ своего отця задниця, а онѣмъ своего.

104. Если у одной матери будут дети от двух мужей, то одним идет наследство своего отца, а другим — своего.

105. Будеть ли потерялъ своего иночима что, а онѣхъ отця, а умреть, то възворотить брату, на не же и людье вылѣзуть, что будеть отець его истерялъ иночимля; а что ему своего отця, то держить.

105. Если отчим растратит что из имущества отца пасынков и умрет, то вернуть <утраченное> брату <сводному>, на это и люди <свидетелями> станут, что отец его растратил, будучи отчимом; а что касается <имущества> его отца, то пусть он им владеет.

106. А матери, которыи сын добръ, перваго ли мужа, другаго ли, тому же дасть свое; аче и вси сынове еи будуть лиси, а дчери можеть дати, кто ю кормить.

106: А мать пусть даст свое <имущество> тому сыну, который был <к ней> добр, от первого ли мужа или от второго; если же все сыновья будут к ней плохи, то она может отдать <имущество> дочери, которая ее кормит.

107. А се уроци судебнии. А се уроци судебнии: от виры 9 кунъ, а метелнику 9 вѣкошь, а от бортноѣ земли 30 кунъ, а от инѣхъ от всѣхъ тяжь, кому помогуть, по 4 куны, а метелнику 6 вѣкошь.

107. А это пошлины судебные. А это пошлины судебные: от виры — 9 кун, а метельнику — 9 векш, а от <тяжбы> о бортном участке — 30 кун, а от всех иных тяжб, кому помогут <судебные исполнители> — по 4 куны, а метельнику — 6 векш.

108. О задницѣ. Аже братья ростяжють перед княземь о задницю, то которыи дѣтьскии идѣть ихъ дѣлить, то тому взяти гривна кунъ.

108. О наследстве. Если братья будут судиться перед князем о наследстве, то детскому, который идет их делить, взять гривну кун.

109. Уроци ротнии. А се уроци ротнии: от головы 30 кунъ, а от бортьноѣ земли 30 кунъ бес трии кунъ; тако же и от ролеиноѣ земли. А от свободы 9 кунъ.

109. Пошлины за исполнение судебной клятвы. А это пошлины за исполнение судебной присяги: от тяжбы по убийству — 30 кун, а от тяжбы о бортном участке — 30 кун без трех кун; столько же и в тяжбе о пахотной земле. А от тяжбы о свободе — 9 кун.

110. О холопьствѣ. Холопьство обелное трое: оже кто хотя купить до полу гривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самѣмъ холопомь; а второе холопьство: поиметь робу без ряду, поиметь ли с рядомь, то како ся будеть рядилъ, на том же стоить; а се третьее холопьство: тивуньство без ряду или привяжеть ключь к собѣ без ряду77, с рядомь ли, то како ся будеть рядилъ, на том же стоить.

110. О холопстве. Полное холопство трех видов: если кто купит хотя бы до полугривны, представит свидетелей и ногату даст перед самим холопом; второй вид холопства: женитьба на робе без договора, если с договором, то как договорились, так на том и стоять; а это третий вид холопства: служба тиуном без договора или если <кто> привяжет себе ключ без договора, если же с договором, то как договорятся, на том и стоять.

111. А въ дачѣ78 не холопъ, ни по хлѣбѣ роботять, ни по придатъцѣ; но оже не доходять года, то ворочати ему милость; отходить ли, то не виноватъ есть.

111. А за дачу не холоп, ни за хлеб не превращают в холопы, ни за то, что дается сверх того <дачи или хлеба>; но если <кто> не отработает установленный срок, то вернуть ему, что получено; если отработает, то ничем более не обязан.

Здесь речь идет о работе на заимодавца-феодала в течение обусловленного срока, которая как бы заменяла проценты по денежному долгу. Статьи 102-104 о холопах в отличие от ст. 52 и 57, где говорится о насильной продаже в холопы беглого закупа или закупа-вора, перечисляют законные основания и процедуру "добровольного" поступления в холопы разорившихся смердов или горожан, толкаемых на этот шаг крайней нуждой, угрозой голодной смерти человека и его семьи. Русская Правда назначала цену "за холопа 5 гривен, а за робу 6 гривен". Цена же раба-пленного, считавшегося на Руси, как и в других странах в ту эпоху, военной добычей, законом не регламентировалась, а устанавливалась по соглашению продавца и покупателя. Рабов-пленных не только продавали, но и дарили. В 955 г. князь Игорь, "утвердив мир с греки", отпустил византийских послов и одарил их "скорою и челядью и воском".

112. Аже холопъ бѣжить, а заповѣсть господинъ, аже слышавъ кто или зная и вѣдая, оже есть холопъ, а дасть ему хлѣба или укажеть ему путь, то платити ему за холопъ 5 гривенъ, а за робу 6 гривенъ.

112. Если холоп бежит, а господин объявит об этом, если кто, услышав об этом или зная о том, что он холоп, даст ему хлеба или укажет ему путь, то платить ему за холопа 5 гривен, а за робу 6 гривен.

113. Аже кто переиметь чюжь холопъ и дасть вѣсть господину его, то имати ему переемъ гривна; не ублюдеть ли, то платити ему 4 гривны, а пятая переемная ему, а будеть роба, то 5 гривенъ, а шестая на переемъ отходить.

113. Если кто поймает чужого холопа и даст знать его господину, то получить ему за поимку гривну; если не устережет его, то платить ему 4 гривны, а пятая за поимку засчитывается ему, а если будет роба, то <платить> 5 гривен, а шестая за поимку засчитывается ему.

114. Аже кто своего холопа самъ досочиться въ чьемь любо городѣ, а будеть посадникъ не вѣдалъ его, то, повѣдавше ему, пояти же ему отрокъ от него, и шедше увязати и, и дати ему вязебную 10 кунъ, а переима нетуть; аче упустить и гоня, а собѣ ему пагуба, а не платить в то никто же, тѣм же и переима нѣтуть.

114. Если кто сам разыщет своего холопа в каком-либо городе, а посадник о том <холопе> не знал, то, когда <господин> расскажет ему, тому <господину> следует взять у посадника отрока, пойти и связать этого холопа и дать отроку вязебную пошлину в 10 кун, а вознаграждения за поимку холопа нет; если же упустит <господин>, преследуя холопа, то ему самому утрата, а за это никто не платит, и вознаграждения за поимку тоже нет.

115. Аже кто не вѣдая чюжь холопъ усрячеть и, или повѣсти дѣеть, любо держить и у собе, а идеть от него, то ити ему ротѣ, яко не вѣдалъ есмь, оже есть холопъ, а платежа в томь нѣтуть.

115. Если кто, не ведая, что <некто> является чужим холопом, спрячет его, или сообщает ему вести, или содержит его у себя, а тот от него уходит, то идти ему на судебную клятву, <утверждая>, что не знал <того>, что он холоп, а платежа в этом нет.

116. Аче же холопъ кдѣ куны вылжеть, а онъ будеть не вѣдая вдалъ, то господину выкупати али лишитися его; вѣдая ли будеть далъ, а кунъ ему лишитися.

116. Если холоп где-либо получил обманом деньги, а тот <человек> дал деньги, не ведая того, то господину либо выкупать, либо лишиться этого холопа; если же <тот человек> дал <деньги>, зная, <что тот являлся холопом>, то денег ему лишиться.

117. Аже кто пустить холопа в торгь, а одолжаеть, то выкупати его господину и не лишитися его.

117. Если кто пустит своего холопа в торговые дела, а тот одолжает, то господину следует выкупить его и не лишаться его.

118. Аже кто кренеть чюжь холопъ, не вѣдая, то первому господину холопъ поняти, а оному куны имати, ротѣ ходивше, яко не вѣдая есмь купил, ведая ли будеть купилъ, то кунъ ему лиху быти.

118. Если кто купит чужого холопа, не ведая <того>, то первому господину взять холопа, а тому, <кто купил>, взять деньги <обратно>, поклясться, что купил по неведению, если же он купил, зная это, то деньги его пропадут.

119. Аже холопъ бѣгая будеть добудеть товара, то господину долгъ, господину же и товаръ, а не лишатися его.

119. Если холоп, убежав <от господина>, приобретет товар, то господину <платить> долг, господину же <принадлежит> и товар, но холопа не лишаться.

120. Аже кто бѣжа, а поиметь сусѣдне что или товаръ, то господину платити за нь урокъ, что будеть взялъ.

120. Если кто бежал <от господина>, а украдет у соседей что-либо или товар, то господину следует платить за него то, что полагается за то, что взял.

121. Аже холопъ крадеть кого любо, то господину выкупати и любо выдати и, с кимь будеть кралъ, а женѣ и дѣтемъ не надобѣ; но оже будуть с нимь крали и хоронили, то всѣхъ выдати, паки ли а выкупаеть господинъ; аже будуть свободнии с нимь крали или хоронили, то князю въ продажѣ.

121. Если холоп обкрадет кого-либо, то господину его выкупать или выдать с тем, с кем он крал, а жене и детям <отвечать> не надо; но если они с ним крали и прятали, то всех <их> выдать или снова их выкупает господин; если же с ним свободные крали и прятали, то они платят князю судебный штраф.

 

Категории населения, упоминаемые в "Русской правде"

Мужи - в догосударственный и раннегосударственный период - свободные люди.

Градские люди - горожане. В свою очередь подразделялись на "лучших" или "вятших" (зажиточных) и "молодших" или "черных" (бедных). По роду занятий именовались "купцами" и "ремесленниками".

Смерды - свободные крестьяне-общинники, имевшие свое хозяйство и свою пашню.

Закупы - смерды, взявшие у другого землевладельца ссуду ("купу") скотом, зерном, орудиями труда и т. п. и должные отрабатывать на заимодавца до тех пор, пока не отдадут долг. Уйти до этого от хозяина они не имели права. Хозяин нес за закупа ответственность в случае совершения им кражи и т.п.

Рядовичи - смерды, заключившие с землевладельцем договор ("ряд") об условиях своей работы на него или пользования его землей и орудиями труда.

Изгои - люди, утратившие свой прежний социальный статус и не имеющие возможности вести самостоятельное хозяйство.

Прощенники - вольноотпущенные ("прощенные") холопы. Находились под покровительством церкви, жили на ее земле за повинности.

Холопы - категория феодально-зависимого населения, по правовому положению близкая к рабам. Изначально не имели собственного хозяйства и исполнявшие различные работы в хозяйстве феодалов. Источниками формирований этого сословия были: пленение, продажа за долги, брак с холопом или холопкой.

Дружинники - воины вооруженных отрядов князей, участвующие в войнах, управлении княжеством и личным хозяйством князя за денежное вознаграждение.

Бояре - представители высшего сословия феодалов на рус:и, потомки родо-племенной знати, крупные землевладельцы. Пользовались иммунитетом и правом отъезда к другим князьям.

Князья - вожди племен, позже - правители государства или государственных образований в рамках единого государства. Старшим князем в Древней Руси считался киевский князь, а остальные - удельными.

 

  1. Суд Ярославль Володимѣричь. Правда Русьская. — Содержание заголовка раскрывает отношение древнерусских правоведов κ Краткой редакции Русской Правды при составлении Пространной редакции в первой четверти или первой трети XII в. Они воспринимали текст Домениального устава, или так называемой Правды Ярославичей относящимся κ законодательной деятельности Ярослава Мудрого в той же мере, что и Правду Ярослава, или Древнейшую Правду. Об этом свидетельствует содержание ст. 1 ПП, где сведены нормы ст. 1 КП и ст. 19 КП, относящейся в сохранившемся тексте КП κ так называемой Правде Ярославичей. Ст. 2 ПП подтверждает такое понимание заголовка. Β ней конкретно указывается содержание совместного законодательства Ярославичей — отмена кровной мести. Все остальное законодательство отнесено κ Ярославу, более того — Ярославичи его подтвердили: «...а ино все, яко же Ярославъ судилъ, такоже и сынове его уставиша». Эта же ограниченная по содержанию правовая реформа Ярославичей названа и в ст. 65 ПП, где к их закону отнесено запрещение убивать холопа, ударившего свободного человека, в отличие от законодательства Ярослава, разрешавшего убийство за это преступление.[]
  2. ...любо братучадо, ли братню сынови... — Указание в перечне лиц, имеющих право на кровную месть, сына брата, который заменил сына сестры, указанного в ст. 1 КП, свидетельствует ο реформе по ограничению кровной мести в великое княжение Ярослава Мудрого (в самостоятельное княжение Ярославичей кровная месть была полностью заменена денежным выкупом). Сын сестры находился в чужом кровно-родственном коллективе. Поэтому его исключение из числа мстителей еще более ограничивало круг кровных родственников, имевших право мстить. Но указание в ст. 1 ПП сына брата привело κ ограничению значения ранее использованного в ст. 1 широкого понятия братучадо, сузив его значение до двоюродный брат, или κ появлению частичной тавталогии при сохранении прежнего значения (см. коммент. κ ст. 1 ПП).[]
  3. княжеский слуга, дружинник, феодал[]
  4. убийца[]
  5. (от слова вира) - денежная пеня в пользу князя за убийство свободного человека.[]
  6. Вервь - соседская территориальная община: производное от слова "веревка", с помощью которой отмеряли участки пахотной земли в пользование членам верви. Людин - простолюдин, простой свободный сельчанин или горожанин.[]
  7. Дикая вира - общая, уплачиваемая коллективно; от слов "дикий" или "дивий" в смысле "общий, никому не принадлежащий" (ср. "дикий мед", "дикое поле", "дикий зверь" и пр.).[]
  8. Свада - ссора, столкновение, драка, вражда.[]
  9. Полоть - туша мяса, говядины или
    свинины.[]
  10. Ногата - денежная единица, 1/20 гривны.[]
  11. Уборок — мера сыпучих тел.[]
  12. Голважня — единица измерения соли, возможно, в виде слитка, «головы».[]
  13. Куна - денежная единица и основа денежной системы древней Руси. Название происходит от слова "куница", шкурки которой одно время служили на Руси денежной единицей.[]
  14. Перекладная — возможно, подать вирнику до окончания дела, в некоторых списках ХІѴ в. эта пошлина осмысляется как прикладная, то есть добавленная κ 8 гривнам.[]
  15. Метельник ("мятельник" - от одежды в виде мантии - "мятля") - княжеский дружинник, сопровождавший вирника.[]
  16. Векша - белка, беличий мех; мелкая денежная единица.[]
  17. Ссадная гривна — подать вирнику при его въезде в общину (за сход с коня) (в комментариях κ ст. 9 ПП использованы наблюдения А. А. Зимина, М. Н. Тихомирова, Я. Н. Щапова).[]
  18. Тиун - княжеский или боярский приказчик, управитель[]
  19. тиун огнищный - домоправитель (от огнище - очаг, дом[]
  20. тиун конюший - княжеский муж, управлявший табунами и конюшнями князя.[]
  21. Сельский (или посольский) тиун ведал княжескими (и боярскими) селами и всеми сельскохозяйственными угодьями князя[]
  22. ратайный тиун (от слова ратай - пахарь) - лицо, ведавшее пахотными работами[]
  23. Рядович (от «ряд» - договор) - человек, отдавшийся в кабалу по договору[]
  24. Ремесленники работают в усадьбе феодала как зависимые люди: жизнь их оценивается выше, чем цена рядовича или "смердьего холопа" (см. ст. 13), не обладающих искусством того или иного ремесла, но ниже, чем жизнь свободного общинника ("людина").[]
  25. Α за смердии холопъ... — Β списках ПП «А за смердии холоп», поэтому в литературе широко распространено буквальное понимание этих слов — холоп смерда, сельский (холоп, работающий на земле) или пашенный холоп. Однако мнение ο существовании холопов у смердов, а также ο подобных значениях слова смердий, источниками не подтверждается. Между тем, на основании текстуального анализа В. П. Любимов показал в ст. 26 КП и ст. 16 ПП первоначальное равное указание смердов и холопов как двух социальных категорий (Любимов В. П. Смерд и холоп. — Исторические записки, 1941, т. 10). Поэтому в полной мере обосновано предположение Б. А. Романова ο появлении чтения «А за смердии холоп» как «давно укоренившейся описке» (Русская Правда: Учебное пособие. М.—Л., 1940, с. 59), а в новейшей литературе правомерно раздельное чтение смерд и холоп в ст. 16 ПП (работы И. И. Смирнова, Б. А. Рыбакова, Я. Н. Щапова и других).[]
  26. Роба - женщина-служанка, находившаяся в том же положении, что и мужчина-холоп.[]
  27. Кормилец - дядька-воспитатель.[]
  28. ...от виры помочьнаго — Интерпретация этих слов существенно различается в результате разночтения помечнаго в Троицком I списке. Отсюда их толкование как указание пошлины мечнику. Однако в рукописях более широко распространено чтение помочного и производные от него варианты. Β отличие от единичного чтения помечнаго пошлина помочное упоминается вторично ст. 107 ПП. Поэтому данное понимание текста широко распространено в литературе.[]
  29. Истец - в древних законах так называли и истца (обвинителя) и ответчика; в данной статье истец как раз ответчик.[]
  30. Головою клепати - обвинять в убийстве[]
  31. Железо — судебное испытание раскаленным железом, ордалия, «Божий суд».[]
  32. Татьба - воровство, тать - вор.[]
  33. поклеп - обвинение по подозрению.[]
  34. Лицо - поличное.[]
  35. Полгривны золота — приблизительно, 5 гривен серебра, 20 гривен кун.[]
  36. Вода — судебное испытание посредством погружения в воду, ордалия, «Божий суд».[]
  37. ...или нос утнеть... — Данное чтение в Пушкинской и Карамзинской группах списков было, видимо, древнейшим и составляло часть нормы, тогда как чтение не утнеть в Синодально-Троицкой группе лишено смысла (такое толкование продолжает наблюдения Б. А. Романова, Α. Α. Зимина, Μ. Η. Тихомирова).[]
  38. Свод - похищение[]
  39. ...а за коровиемолоко 6 ногатъ... — Β. Γ. Гейман отметил, что здесь имеется в виду наказание за многократный тайный надой коров, а не разовый удой и не дойная корова, как считали предшественники, что было бы слишком большим наказанием в первом случае и слишком малым во втором (Правда Русская, т. II, М.—Л., 1947, с. 401).[]
  40. ...въ треть... — Как показал В. О. Ключевский, третный рез представлял собой 50% — из двух частей (50%—50%) — третья часть (Ключевский В. О. Сочинения, т. I, М., 1956, с. 248).[]
  41. Уставъ Владимѣрь Всеволодича. — Владимир Всеволодович Мономах, сын Всеволода Ярославича, во время восстания 1113 г. в Киеве после смерти Святополка Изяславича, который недостаточно сдерживал ростовщичество, был приглашен на киевское княжение. Чтобы погасить восстание, Владимир Мономах сразу же ограничил ростовщические проценты. Решение это было принято совместно с узким кругом представителей южнорусской знати.[]
  42. Святополк — Святополк Изяславич (1050—1113), сын Изяслава Ярославича, князь полоцкий, новгородский, туровский, великий князь киевский с 1093 г.[]
  43. Берестово — пригородное великокняжеское село под Киевом (ныне находится в пределах городской черты Киева), где в XI—XII вв., возможно, и ранее находился великокняжеский дворец. Летняя резиденция и усыпальница киевских князей (см.: ПСРЛ. Т. 1. С. 80, 130, 155, 182, 231, 232).[]
  44. Ратибор — княжий муж Всеволода Ярославича и Владимира Мономаха. Β 1079—1081 гг. являлся посадником в Тмутаракани, в 1095 г. находился в Переяславле, где княжил Владимир Мономах, в 1100 г. участвовал в съезде в Уветичах как доверенное лицо Владимира Мономаха. Видимо, сразу при вокняжении в Киеве Владимир Всеволодович назначил его киевским тысяцким.[]
  45. Тысячьский (тысяцкий) - княжеский воевода, предводитель городского ополчения ("тысящи"), ведавший в мирное время делами городского управления.[]
  46. Прокопий — сведений ο нем нет.[]
  47. Станислав — Станислав Добрый Тудкович (Тукович), в 1136 г. находился в числе киевских бояр, которые были убиты в результате княжеских распрей. Тогда он служил великому киевскому князю Ярополку Владимировичу, сыну Владимира Мономаха. Β 1113 г. Станислав являлся переяславским тысяцким. Он был сыном Тукы, княжого мужа Изяслава, а позднее Всеволода Ярославичей, брата Чудина, который участвовал в законодательной деятельности Ярославичей.[]
  48. Нажир — сведений ο нем нет.[]
  49. Мирослав — достоверных сведений ο нем нет. Это имя было широко распространено на Руси. Поэтому его идентификация с одним из бояр Мирославов, упоминаемых в 30—40-е годы XII в., была бы мало обоснованной.[]
  50. Иванко Чудинович — сын Чудина, киевского боярина и княжого мужа Изяслава Ярославича (см. коммент. κ с. 492), двоюродный брат переяславского тысяцкого Станислава Доброго Тудковича. Поскольку в ПП он назван княжим мужем Олега Святославича, можно предположить, что его отец Чудин остался в Киеве после изгнания Изяслава и стал служить Святославу Ярославичу в его великое княжение, а его сын Иван продолжал эту службу у Олега Святославича.[]
  51. Олег — Олег Святославич (?—1115), сын Святослава Ярославича, князь владимиро-волынский, черниговский, тмутараканский, муромский.[]
  52. Устав... до третьяго рѣза... — Существенное значение для понимания нормативного состава и литературного содержания имеет определение статей Устава Владимира Мономаха ο резах. Объективный критерий в определении его нормативного состава заключается в композиции текста ПП. Устав Мономаха завершает предшествующий по времени комплекс норм ο резах-процентах, ст. 50—52, в качестве нового закона. Но весь этот комплекс норм при кодификации ПП неудачно расчленил целостный комплекс норм ο долговых операциях (ст. 47—49, 54, 55). Поэтому верными представляются мнения ο принадлежности к Уставу, изданному в 1113 г., только ст. 53 и сомнение в принадлежности κ нему ст. 54, 55. (Свердлов М. Б. От Закона Русского κ Русской Правде. М., 1988. С. 128—136).[]
  53. Исто - основная сумма долга ростовщику.[]
  54. Закуп — лично свободный сельский житель, владелец собственного хозяйства, который попадал в зависимость через купу (прежде всего деньги, видимо, под проценты). Купу он отрабатывал в хозяйстве господина при определенных формах внеэкономического принуждения.[]
  55. Обель - становится полным холопом.[]
  56. искать кун - уходит на заработки.[]
  57. Дать правду - дать суд.[]
  58. ...воискии конь... — Β Археографическом II списке воиньскыи, в двух списках Карамзинской группы — своискы. Учитывая эти разночтения, мнения исследователей значительно различаются в понимании значения этих слов. Но каждое из толкований остается уязвимым для критики. При понимании воинский неясна возможность употребления кавалерийских лошадей на пашне, да и само разделение лошадей на кавалерийских и пристяжных, как отмечал В. И. Сергеевич, для этого времени сомнительно. Своискы в значении свой, господина также сомнительно, поскольку неясно, почему при его гибели закуп не платит, тогда как за гибель значительно более дешевых плуга и бороны он платит. Если своискы — конь закупа, то при его утрате закуп со всей очевидностью платить не должен. Однако понимание текста как указания на то, что закупу платить господину не надо, если он погубит своего коня во время работы на господина, также лишено смысла. Поэтому реальное содержание нормы раскрывается, как представляется, только в том случае, если допустить, что пашенный закуп губит своего коня, а господин ему не платит, и в этом выражается неравноправное, зависимое положение закупа.[]
  59. Отарица — личная собственность закупа, включая землю.[]
  60. Наймит — в данном случае применение этого термина по отношению κ закупу раскрывает содержание купы как денежного долга под проценты. Слово найм (новгородская диалектная форма намы) означал в XI—XII вв. проценты. Понятие наймит использовалось также для обозначения людей, работающих по свободному найму.[]
  61. Выведеть - украдет.[]
  62. Господин в нем - может поступить с закупом-вором по своей воле.[]
  63. Тяжа - тяжба.[]
  64. Межа - граница владений, полоса между участками пахотной земли.[]
  65. Наклады — дополнительные κ 12 гривнам натуральные и денежные пошлины. При взимании 12-гривенной продажи отрок получал еще пошлину в 2 гривны и 20 кун. Это — одна пятая часть от продажи. Β таком размере проявилась регламентация данной пошлины: равно как и в соответствии со ст. 9 ПП вирник получал дополнительную пошлину в 1 /5 часть виры.[]
  66. Отрок — в данном случае это слово относится κ административным лицам на разных социальных уровнях: отрок — член княжеской дружины, княжеского судебного аппарата, княжеский слуга, помощник судебного исполнителя, слуга княжеского служилого человека.[]
  67. Перекладное — возможно, по мнению М. Н. Тихомирова, подать судебному чиновнику за окончание дела.[]
  68. Мех — находки в Новгороде пломбирующих устройств — цилиндров — позволили В. Л. Янину высказать убедительное предположение, согласно которому в ст. 74 ПП речь идет ο мешке, где складывались денежные доходы (Янин В. Л. Археологический комментарий κ Русской Правде. — Новгородский сборник: 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982, с. 142—146). Поэтому основанием для дополнительного податного обложения могла быть транспортировка взимаемых денег.[]
  69. Аже пчелы выдереть... то 5 кунъ. — Содержание ст. 76 недостаточно ясно. Α. Α. Зимин приводит мнение научного сотрудника Института пчеловодства Π. Μ. Комарова, согласно которому выражение пчелы не лажены означает, что пчелы не подготовлены на зимовку и вор похитил кормовой и «товарный» мед, Олекъ.— Хозяин взял «товарный» мед, а вор очистил борть до потолка (олек), похитив лишь кормовой мед. Μ. Η. Тихомиров привел известие (1533 г.) из Литовской метрики, откуда следует, что пчелы не лажены — ульи, за которыми не лазили, чтобы вынуть соты, тогда как олек — улей, в котором сидят молодые пчелы, еще не наносившие меду (Памятники русского права, вып. I, М., 1952, с. 103; Тихомиров Μ. Η. Пособие для изучение Русской Правды, М., 1953, с. 103).[]
  70. Не будеть ли татя... ни татбы. — До классификации Β. Π. Любимовым списков Русской Правды исследователи предпочитали ясное по содержанию чтение поздних списков, Мусин-Пушкинского, Рогожского (Лаптевского) и Карамзинского, «аже будеть слѣдъ», поскольку текст оказывался легким для понимания: если след приведет κ селу или торговому стану, а их жители или хозяева не отведут от себя следа, то... Если признать достоверность чтения Троицкого и других списков, то анализ текста значительно усложнится (Γ. Ε. Кочин, Α. Α. Зимин), но более ясным он не становится. Учитывая, что в Троицком I списке (как и в других) имеются явно ошибочные чтения, можно считать и данное чтение «аже не будеть слѣда» ошибочным. Недоумения и искусственные толкования при этом отпадут, а текст приобретет целостный и ясный смысл.[]
  71. Мука - пытка, истязание, избиение.[]
  72. Набойная ладья — ладья с набоями, досками, прибитыми для возвышения бортов.[]
  73. Детский — в данном случае младший дружинник, исполняющий судебные функции.[]
  74. Задница - наследство,
    имущество, оставшееся после смерти человека.[]
  75. Аже смердъ умреть, то задница князю... — Норма статьи исходит из того, что смерд умирает, не имея прямого наследника сына.[]
  76. Городня — звено городской ограды венчатой конструкции. Лукно, уборок — меры сыпучих тел, ныне точно не устанавливаемые.[]
  77. ...привяжеть ключь к собѣ без ряду...— Обрядовая процедура, имеющая юридическое значение: привязывание (к поясу?) ключа при поступлении в тиуны без особого договора ο сохранении свободы превращала человека в холопы. Такая форма похолопления была добровольной, но социально-экономически детерминированной. Взамен утраченной свободы она предоставляла права управления и более стабильное общественное положение в господском хозяйстве.[]
  78. Дача — то, что дается господином на определенных условиях, ссуда хлебом, семенами, инвентарем или скотом вместе с придатком составляла милость.[]

Русская Правда